Четверг, 1 декабря, 2022

Фёдор Волчкович — профессиональный боец

-

В дореволюционной России развитие бокса шло медленно, этот вид спорта культивировался лишь в Москве, Петрограде, Киеве и Одессе, где работали любительские клубы, которые иногда устраивали официальные встречи между собой. Они вели большую общественную и спортивную работу, в 1916 году им удалось провести Первый Всероссийский чемпионат.

В Советской России правопреемником российского бокса стали курсы «Всеобуча», где, наряду с общефизической подготовкой, лица, готовящиеся к воинской службе, занимались боксом. Но это был даже не любительский бокс, а отработка набора ударов, которые могут пригодиться в бою. Но именно из «Всеобуча» родился советский бокс. К концу 20-х годов советские спортивные клубы, и, в первую очередь «Динамо», стали создавать секции бокса, которые и положили начала мощному любительскому боксу в СССР.
Ошибочно считать, будто профессиональный бокс в России появился только после развала СССР. Профессиональные боксёры были и раньше. Мне известно одно имя.

В 1984 году, я, будучи студентом, работал во Владивостоке бригадиром сторожей во вневедомственной охране МВД на полуострове Шкотта. Кроме заполнения различных бумаг бригадир обязан был, согласно плану, производить ночные проверки несения службы сторожами. В те времена почётную сторожевую службу несли пенсионеры, неквалифицированные граждане, а также здесь подрабатывали студенты и представители бедной советской интеллигенции.
В один из первых ночных визитов я познакомился с замечательным человеком. Это был могучий старик, высокого роста, широкоплечий и в тоже время добрый и ласковый. Звали его Фёдор Иосифович Волчкович. Было ему тогда 84 года. Как оказалось, в молодые годы он был одним из самых знаменитых капитанов дальнего плавания. Он был не только очень известный на Дальнем Востоке человек, но прожил необыкновенную жизнь.

Фёдор Иосифович родился в 1900 году в городе Никольск-Уссурийский Приморской области в многодетной семье железнодорожника. Далее официальная часть его биографии говорит о том, что он начал службу юнгой в 1916 году. В 1920 году окончил судоводительское отделение Александровского мореходного училища во Владивостоке. Затем служил штурманом в «Добровольном флоте», а впоследствии на советских судах.
В 1922 году русский пароход «Георгий» был захвачен в китайском порту, но команде, в которой находился штурман Волчкович, удалось отбить судно и увести его во Владивосток. Он был среди плавсостава, перегонявшего суда из Китая в Советскую Россию, на которых Белые воины ушли в добровольное изгнание. В 1923 году участвовал в экспедиции С.С. Вострецова против генерала А.Н. Пепеляева в Охотске. В 1927 году экипаж советского парохода «Память Ленина», дипломатической миссией на борту, был захвачен китайцами. Около года русские моряки, а среди них третий штурман Волчкович, находились в плену.
В последующие годы работал на Камчатке в должности капитана на различных судах, был капитаном Петропавловск-Камчатского морского и Владивостокского рыбного портов. В 30-е годы его имя стояло в одном ряду со знаменитыми капитанами А.И. Щетининой, С.Т. Кирилловым…
Капитан-орденоносец! Такое звание тогда было редкостью. В последующем — Заслуженный работник рыбного хозяйства РСФСР.
В общем, вполне достойная, неподкупно-чистая, героическая биография советского служащего высокого ранга.
В 1993 году в Германии было построено судно-рефрижератор водоизмещением почти 10 тысяч тонн, которое получило имя “Капитан Волчкович”.

Почему-то Фёдор Иосифович проникся ко мне симпатией и во время моих ночных визитов рассказывал интересные случаи из своей жизни. Нет, он никогда не говорил о своих трудовых подвигах на советском флоте, он говорил о более давних временах. Оказывается, в молодости он был профессиональным боксёром и не где-то, а в Америке. Возможно, что он был единственным в своём роде профи из Советской России. Первый раз он попал в штаты, когда ему было около двадцати лет, то есть в 1920 году и на протяжении нескольких лет выступал на ринге. С приходом во Владивостоке к власти большевиков, он продолжал свои поездки. Граница была закрыта далеко не сразу. Вероятно, что ходить за границу он мог до 1925 года, пока существовал «Добровольный флот».
Фёдор Иосифович вспоминал, как в 20-е годы ходил в Сан-Франциско, там списывался с советского борта и, будучи от природы сильным и ловким парнем, занимался боксом. За поединок давали что-то около 12 долларов. Примерно 7 долларов победителю и 5 проигравшему.

  • А знаешь, Георгий, что значило тогда для проигравшего получить пять долларов? – поинтересовался он. – Нет, конечно, не знаешь. А я за свой первый проигранный бой купил кримпленовый костюм, обувь, бельё, велосипед, да ещё жил неплохо до следующего боя. А привести в то время во Владивосток велосипед – это почти как теперь купить автомобиль «Жигули». Сначала я проигрывал, потом набрался опыта и результаты стали улучшаться.

Пробыв некоторое время в Северо-Американских Соединённых Штатах, он дожидался очередного транспорта из России и возвращался домой. Дарил родственникам заграничные подарки, а как только появлялась возможность, уходил в Америку.

Однажды он заметил, что в зале его поддерживают болельщики, кричавшие по-русски. Это были эмигранты из России. Их было много, и болели они неистово.
Русскоязычная публика приходила самая разная. Хорошо одетые джентльмены различных национальностей. Те, кто выехали из России много лет назад, спасаясь от «ужасов царизма». Они сидели в первых рядах, далее находились неплохо устроившиеся на чужбине различные служащие. Но большая часть российских болельщиков делилась на два разряда: одетая беднее и неодетая. Последние, конечно, не были обнажены, а донашивали военные мундиры и гимнастёрки.
Это были Белые Воины, потерявшие всё, кроме совести и чести. Первые «бежали» или легально уехали из России ещё до революции. Они ненавидели «царизм», а попросту Россию, независимо от власти, которая там правила. Подавляющее большинство русскоязычных болельщиков были из тех, кто за ту же Россию проливал кровь с 1914 по 1922 год. Это были враждующие стороны русской эмиграции, но у ринга они объединялись в едином порыве: все они болели за боксёра-богатыря из России – Фёдора Волчковича.
Фёдор Иосифович как-то вспомнил один бой. Он уже был достаточно опытен и выступал за серьёзный клуб. Всё было как обычно. В первых рядах сидели хорошо одетые люди, за ними похуже, а на галерке – люди одетые в цвета хаки. Против Фёдора вышел огромный негр. Даже не специалисту было видно, что соперник достался не по совести, то есть не по весу – он был явно тяжелее русского. Фёдор хорошо защищался, нырял, уходил и отмахивался. Именно «отмахивался», потому что противник превосходил его не только весом, но был более опытным и техничным. Прошёл первый, второй… пятый раунды. Фёдор держался, но явно проигрывает по очкам. Удар гонга.
Он сидит в углу, секундант обмахивает его полотенцем, Фёдор думает: «что-то я вижу, а заметить не могу!». Седьмой раунд. Противник идёт в атаку: удар прямой в голову, удар в живот, левый апперкот. Фёдор защищается, но вдруг голову прорезала мысль: «Да, что же это я?!» Он отступает в центр ринга и подпускает противника. Всё тоже! В голову, в живот, левый апперкот! И Фёдор бьет со всей силы в воздух, в пустоту. Но именно в тот момент, когда его рука пошла в пустое пространство, там появилась голова коричневого цвета…

  • Один, два, три… – считает рефери.
    На счёте «восемь» зал замер, «девять», а затем:
  • Нокаут!
    Зал разорвался криками.
    Ставившие ставки взвыли: проигравшие — от горя, выигравшие — от радости. Но особая искренняя, неподдельная радость колыхалась над русским сектором.
    Многие бросились вперёд. На первых рядах они обнимались в едином порыве с теми из бывших соотечественников, которых при других обстоятельствах без малейшего колебания пристрелили.
    За тот бой Фёдор заработал неплохие деньги. Он сидел один, уже остывший после изнурительного поединка. Его промоутер предложил подождать, пока публика разойдётся.
    Всё стихло, а потому он отчётливо услышал шаги людей, идущих к его раздевалке. Дверь открывается, и вместе с его промоутером вошли три незнакомца в штатском. Один из них подал руку и представился по-русски:
  • Генерал…
    Услышав фамилию, Волчкович вздрогнул, но пожал крепкую руку соотечественника. Генерал учтиво предложил поужинать в русской компании.
    Фёдор Иосифович сетовал:
  • Знаешь, Георгий, забыл фамилию генерала, а он был одним из самых знаменитых среди белых в Приморье. Как сейчас вижу: высокий, худой, с большими усами, ещё молодой – лет около сорока… Нет, не помню…

Судя по описанию, Волчкович встретился с генералом Викторином Михайловичем Молчановым, который в то время проживал в окрестностях Сан-Франциско.
Предложение генерала он принял и отужинал в компании бывших соотечественников.

  • Сейчас уже можно, мне всё равно, – тихо говорил Фёдор Иосифович, потом улыбнулся, – Столько десятилетий молчал. А вот рассказал тебе – будто в молодость свою вернулся. Да, как в другой жизни…

В 1986 году в газете «Красное Знамя» я прочёл некролог, сообщавший, что Фёдор Иосифович Волчкович умер во Владивостоке.

На фото к статье изображён не Волчкович, изображение приведено в качестве иллюстрации бокса в Америке в начале ХХ века.

Георгий Туровник

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории