Среда, 19 июня, 2024

Геннадий Прохорчик о своей жизни, заводе «Амур», управляющей организации, местной власти и о политике

-

В городе Партизанске более десяти лет успешно работает управляющая организация ИП Прохорчик Г.П., на обслуживании которой находится 29 многоквартирных домов. По рейтингу жилищной инспекции эта компания имеет самые высокие показатели на территории Партизанского городского округа. Мой собеседник – руководитель управляющей организации, местный политик и известный в городе человек — Геннадий Прохорчик.

Геннадий Прохорчик / фото Владимира Хмелева

— Геннадий Павлович, многие знают Вас как руководителя управляющей организации и как политика, но информации, как о человеке не много. Расскажите нашим читателям о себе.

— Родился я в Амурской области, город Райчихинск. Есть такой, в прошлом шахтёрский город, где велась  добыча угля открытым способом, работали заводы и предприятия. В общем, обычный советский промышленно развитый город. Помимо добычи угля, в городе работали завод светотехники, завод дорожных машин «Амурдормаш», стекольный завод, единственный на Дальнем Востоке, а также Райчихинская ГРЭС. Здесь прошли моё детство и школьный годы.

— С чем был связан выбор будущей профессии?

— Мой отец и старший брат работали на ГРЭС, и я вначале пытался пойти по их стопам, поступить в Дальневосточный политехнический институт именно по специальности «Электрические станции», но по конкурсу не прошёл. Отработав год на стекольном заводе в родном городе, был призван на службу в ряды Советской армии. Служил в Приморском крае, в Яковлевском районе в войсках специального назначения. Это повлияло на дальнейший выбор профессии, так как увлёкся радиотехникой и радиоэлектроникой, и после окончания службы в рядах Советской армии поступил в Дальневосточный политехнический институт на факультет «Радиоэлектроники и приборостроения».

На факультете познакомился со своей будущей женой, поженились. На четвёртом курсе у нас родился первый ребёнок. В 1984 году институт закончили и распределились на завод «Радиоприбор» в городе Владивостоке.

— Как работалось на заводе?

— Прекрасно. Меня назначили мастером монтажно-сборочного цеха. Это был огромный цех, шестьсот человек. За три года, будучи молодым специалистом, прошёл путь от мастера участка до начальника участка, старшего мастера. Был председателем Совета мастеров всего завода, а это более двухсот человек.

В это время узнал о строящемся в то время приборном заводе «Амур» в городе Партизанске. Оценив перспективы развития, возможности карьерного роста и становления, решили переехать сюда.

В 1986 году переводом трудоустроился в Партизанске на заводе «Амур» вначале начальником производственно-диспетчерского отдела, а затем начальником цеха строящегося завода. Целый год ездил по стране в поисках и закупках необходимого оборудования. На тот момент на предприятии не было специалиста, имеющего практический опыт в этой области, поэтому мне приходилось самому заниматься выбором, закупкой, поставкой и монтажом оборудования для цеха. По тем временам это было самое новое и современное оборудование, станки и линии монтажа электроприборов.

— Цех начал свою работу?

— Да. В 1989 году цех был полностью готов и мы начали выпуск продукции. Например, МАГ-30 – медицинский прибор для электромагнитной терапии. Это был прародитель современного «Алмага», который выпускается в Рязанской области до сих пор.

Из Рязани мы привезли две модели магнитофонов и в нашем цехе производили сборку этих магнитофонов из машинокомплектов, настройку и поставку в торговую сеть. Основным потребителем был Приморский край, частично реализация шла в Хабаровском крае и Амурской области.

При сотрудничестве с  ДВО РАН, с Сахалина, мы начали производство специальных радиобуев. Учёные устанавливали на разных глубинах микрофоны и другое оборудование для исследования океанов и им были необходимы радиобуи для точного определения координат, где находится их оборудование.

Этой продукцией заинтересовались рыбаки для контроля местонахождения  неводов и ловушек. Так что мы выпустили довольно значительную партию этого оборудования.

Интересный опыт был кооперации с московским заводом «Рубин» по производству цветных телевизоров. Под их маркой мы выпустили в продажу около двухсот цветных телевизоров и их практически все выкупили шахты города. В тот момент в Партизанске вообще было не найти цветных телевизоров и мы частично закрыли такую потребность.

— Но мы-то знаем, что завод «Амур» строился, прежде всего, для нужд обороны, а успел ли он поработать для этих целей?

— Частично успел. Изготовили небольшую партию частей оборудования для приём-передающего комплекса ракет. Но если на заводе «Радиоприбор» был полный цикл производства, от начала и до конца, то у нас была только сборка в кооперации с другими заводами – поставщиками. Успели немного поработать до того, как наступила конверсия.

— А международная деятельность была у завода «Амур»?

— Да. В 1990 году мы заключили ряд контрактов с Китаем, активно работали с Первым Харбинским радиозаводом, получили от них модель двухкассетного магнитофона под названием «Брасоник», мы их выпустили около четырёх тысяч штук и они разошлись по всему Дальнему Востоку. Это была довольно современная по тем временам модель, и оказалась очень востребованной у потребителей. Помимо этого производилась сборка кнопочных телефонов из комплектующих, поступающих с КНР.

Всю подобную технику делал наш цех № 16, в который входил участок по изготовлению и ремонту трансформаторов и электродвигателей. Техника и оборудование в цехе были уникальные, но, к сожалению, конверсия всё это уничтожила. Станки пришлось продать, передать. В Китай очень много ушло, в том числе станков ЧПУ, современных, очень хороших. Очень жалко было перять такой завод.

— А дальше как сложилась Ваша трудовая деятельность?

— В 1991 году пришлось уйти с завода, перспектив там уже никаких не было, всё рушилось. С 1992 года я начал работать индивидуальным предпринимателем. Занимался оптовыми и розничными поставками разной продукции, были магазины, но работа в торговле особого удовлетворения не приносила: всё же сказывался опыт работы в производстве. Торговля, всё-таки, не моя стезя. Но работал, и весьма успешно.

В это время начал активно заниматься общественной работой. Мы тогда на базе средней школы № 6 создали первый в городе, а, возможно, и в Приморском крае, Попечительский Совет, который помогал школе решать различные проблемы, прежде всего с ремонтом. Школа тогда выглядела ужасно, и нам, с директором О.Л. Лунёвой удалось многое. Начинали вставлять первые пластиковые окна, оборудовали новой мебелью актовый зал, сделали косметический ремонт внутри школы.

Кроме этого вместе с Михаилом Павловичем Кошеля создали городскую организацию предпринимателей, где я был её первым председателем. На момент моего ухода, в организации предпринимателей было восемьдесят членов, был охвачен практически весь крупный, средний и малый бизнес города. Мы представляли довольно большую силу и весьма конструктивно  работали с главой администрации В.Г. Бандюковым по вопросам поддержки бизнеса.

— Сколько раз Вы были депутатом Думы Партизанска?

— Впервые депутатом Думы Партизанского городского округа я избрался в 2008 году. Это была Дума пятого созыва, и затем избирался три созыва подряд. В Думе пятого созыва некоторое время работал заместителем председателя Думы на постоянной основе. На тот момент в состав Думы Партизанского городского округа были избраны наиболее известные и уважаемые в городе люди — руководители предприятий и предприниматели. Работа в этом составе Думы была очень плодотворной, занимались разработкой и принятием нормативно-правовых актов, активно взаимодействовали с администрацией города по рациональному расходованию и контролю бюджетных средств.

— А как в Вашей жизни появилась управляющая компания?

— В 2010 году под прессингом главы администрации, депутаты Думы вынуждены были освободить меня от занимаемой должности и снять полномочия депутата на постоянной основе. Я оказался без работы, затем получил приглашение в созданный ТСЖ «Перевал» на должность инженера. На тот момент в ТСЖ было два многоквартирных дома, а через полгода количество МКД в ТСЖ увеличилось до шести домов, но случилось непредвиденное: руководитель ТСЖ не смогла расплатиться перед поставщиками по задолженности за коммунальные услуги. Было возбуждено уголовное дело, судебное разбирательство. В итоге, я создал свою управляющую организацию ИП Прохорчик, в 2012 году шесть МКД ТСЖ «Перевал» перешли в мою управляющую организацию и с тех пор я и работаю в этом бизнесе.

— Сегодня сколько МКД под Вашим управлением?

— На сегодняшний день у нас 29 многоквартирных домов.

— Этого достаточно для устойчивого финансового обеспечения деятельности организации?

— Вполне. Это более 75 000 квадратных метров жилой площади, что достаточно для того, чтобы развиваться, выплачивать достойную заработную плату нашим работникам, своевременно оплачивать налоги. Ежегодно государственная жилищная инспекция Приморского края составляет рейтинг управляющих организаций. Из 264 организаций Приморья мы занимаем достойное 46 место и это лучший показатель по г. Партизанску. Поступает много предложений от других МКД, но мы воздерживаемся, так как пока наши возможности не безграничны.

— Какие существуют трудности у Вашей управляющей организации?

— Их достаточного много и, прежде всего, остаются очень большие проблемы с неплательщиками. От собираемости платежей собственников жилья напрямую зависят наши возможности по содержанию и текущему ремонту домов. Это очень хорошо видно на состоянии и внешнем виде домов и придомовых территорий. Где хорошая собираемость, ответственные собственники, там и выполнен бОльший объем работ по текущему ремонту, более ухоженные придомовые территории.

— А судебная практика по взысканию долгов с неплательщиков?

— Она есть, мы этим занимаемся, получаем судебные решения регулярно, но очень слабо работает служба судебных приставов. Мало заплатить госпошлину, получить решение суда, передать его на исполнение, а исполнить порой невероятно сложно. На сегодняшний день дебиторская задолженность у меня составляет около пяти миллионов рублей. Это за десять лет работы. Что-то удаётся вернуть, а что-то и нет.

Беспокоят и так называемые «молчуны». Это люди, которые покупают квартиры, но к нам не появляются для переоформления собственников, оплату не ведут, а мы не знаем о юридическом статусе квартиры. К сожалению, всё чаще появляются те приватизированные квартиры, по которым не полностью владеем информацией по собственникам.

Старшие по домам помогают управляющей организации?

— Да, в каждом МКД создан Совет дома, возглавляемый председателем, в функции которого входит взаимодействие с Управляющей организацией, подготовка планов работ по текущему ремонту и осуществление контроля по его исполнению. А также участие в весенних и осенних осмотрах состояния дома, помощь в подготовке и проведении общедомовых собраний собственников.

  За годы Вашей работы произошла ли эволюция в сознании собственников жилья, что содержание дома – это их обязанность?

— Да, конечно, особенно это касается по отношению к капитальному ремонту домов. Так, в тех домах, где жители активные, они забрали свои счета из краевого Фонда капремонта и сами управляют своими деньгами. Таких домов у нас пять, и они очень активно используют свои средства капремонта. Например, жители дома по ул. Центральная, 17 установили в подъездах пластиковые окна, тоже самое сделали жители МКД по ул. Селедцова, 3. Сейчас они планируют за свои деньги обшить себе фасад здания сайдингом – красиво и тепло. А есть дома – «молчуны»,  где дом находится в хорошем состоянии и жильцы активности расходования средств капитального ремонта не проявляют.

— А с муниципальным жильём все хорошо?

— Нет, с муниципальными квартирами много нерешенных вопросов. К сожалению, с администрацией города мы не можем найти общий язык в части их ответственности за содержание муниципальных квартир. В тоже время в списках администрации города числится 248 человек, остро нуждающихся в улучшении жилищных условий.

Я регулярно пишу главе письма о наличии фактически брошенных муниципальных квартир. Глава мне отвечает, что эти квартиры действительно находятся в муниципальном реестре, но дело дальше не идёт. А квартиры реально брошенные, там разбитые окна, двери.  Нам приходится самим утеплять оконные проёмы, чтобы не переморозить систему отопления, забивать двери. В таких квартирах собираются асоциальные компании, распивают алкогольные напитки, могут устроить пожар. И реакции администрации никакой нет.

Я был вынужден обратиться к губернатору края о том, что есть муниципальный жилой фонд, реальные резервы жилья, но всё это не используется, заброшено, позабыто. За эти квартиры никто не платит ни нам, ни ресурсоснабжающим организациям. Почему администрации города нельзя заняться их юридической очисткой, привести в порядок и передать нуждающимся в жилье?

Есть и ещё одна проблема со стороны администрации города. Это касается того жилого фонда, который администрация города выкупает для детей – сирот. После выкупа жилья администрация в течение полугода ремонтирует квартиры, и только потом передаёт сиротам, или вынужденным переселенцам, а за эти полгода никто не платит. Администрация объясняет это тем, что в 2020 – 2021 году деньги на эти цели в бюджет города не были заложены.  Я обратился в прокуратуру Приморского края, где администрации города вынесли представление и на 2022 год деньги якобы в бюджете на оплату коммунальных услуг за время ремонта заложили. Однако 2022 год завершился, но оплаты ни по одной квартире так и не было. Можно сказать, что администрация недобросовестный собственник своего жилья.

— Какие тенденции происходят на рынке управляющих организаций Партизанска? Все ли МКД охвачены услугами по содержанию и управлению? Руководители управляющих организаций собираются все вместе?

— Руководители Управляющих организаций уже давно не собирались вместе. При этом главе городского округа мы не собираемся вообще. Если ранее в бытность Думы предыдущих созывов очень активно работала комиссия по вопросам ЖКХ, и мы регулярно общались в рамках различных депутатских слушаний, «круглых столов», то сейчас и Дума не собирает руководителей управляющих организаций. Администрацией города и депутатами не рассматриваются вопросы по сохранению и ремонту муниципального имущества — подземные кабели электроснабжения, отдельные участки водопровода (Серышева, 1). Обе ветви власти устранились от решения таких вопросов.

Иногда узнаю, как какая-то управляющая организация то там бросила дом, то там. То на ул. Парковая, 1, или вот сейчас по ул. Центральная, 12 управляющая организация бросает этот большой дом. Если в каких-то домах есть существенные проблемы, то управляющие организации, не желая вкладываться в ремонт, просто уходят с домов, фактически бросая их. Некоторые управляющие организации, годами работая в Партизанске, не имеют ни своего офиса, ни специальных машин, — всё берут в аренду у сторонних организаций, что делает их затраты более дорогими. Они в любой момент могут всё бросить и уйти со своих домов. Иногда такое происходит прямо перед Новым годом, когда МКД оказываются без управляющей организации, а на улице сильные морозы. Например, дом по ул. Мирошниченко, 15а бросили 30 декабря, но почему-то жилищная инспекция идёт им навстречу и исключает брошенные дома из их реестра.

— К слову, как у Вас отношения с краевой жилищной инспекцией?

— С приходом нового руководителя в жилищную инспекцию многое изменилось не в лучшую сторону. После его назначения уволились многие руководители территориальных отделений инспекций, в том числе и хорошо разбирающийся в системе ЖКХ Сухонос П.С. из Находки. И всё это не самым лучшим образом отразилось на качестве работы жилищной инспекции.

Так что, возвращаясь к предыдущему вопросу, отмечу, что ситуация с жилым фондом города мне не понятная и, особенно, с брошенными домами. Знаю, что на территории Партизанска продолжают работать две компании из города Владивостока – это «Эгершельд ДВ» и «Прогресс». До этого ещё была компания «Альянс управляющих компаний», которая вскоре исчезла и появился «Прогресс». Могу предположить, что эти компании работают на территории городского округа без лицензии, заключив договора на аварийное обслуживание домов. То есть не в полном объёме, а занимаясь только аварийными работами по переданным им МКД.

— Сколько в Вашем коллективе работает человек?

— Сегодня штат сотрудников Управляющей организации укомплектован полностью для обеспечения всего комплекса работ по содержанию и текущему ремонту общедомового имущества. Это профессионалы, многие из которых работают с нами с самого основания. К сожалению, есть проблема с обновлением кадров: нам сложно найти мужчин молодого возраста – слесарей-сантехников, строителей. Большая проблема с инженерами-строителями. Их просто нет в городе.

—  Вернёмся к местной политике. Вы были в Думе этого созыва руководителем фракции «Справедливая Россия», но вскоре вся фракция вышла из состава Думы. В чём причина такого поступка, которого не было за всю историю Думы?

— Этот выход не был запланированным и, наверное, толчком послужило то, что я, как руководитель фракции, по решению суда был лишён статуса депутата. Несомненно, это была заказная акция по развалу нашей фракции, и она началась с лишения статуса депутата руководителя фракции. На мой взгляд, незначительное нарушение, допущенное мною при заполнении декларации о доходах, было использовано для моего снятия. Как помните, нарушение было действительно незначительное: я по невнимательности не указал в доходах зачисления на банковскую карту пенсии, которая только начала мне приходить, а я, к сожалению, не учёл этого в силу отсутствия опыта, как «молодого» пенсионера. Никогда бы не подумал, что неуказание получаемой пенсии может носить коррупционный характер получения дохода. Сегодня, как мы видим, у того же заместителя председателя Думы Стоянова выявлено гораздо больше и весомее нарушений коррупционного характера, но  он просто отделывается предупреждением. Поэтому заказной характер моего снятия сегодня ещё более очевиден.

К тому времени, когда решался вопрос о моей принудительной отставке, наша фракция находилась в конфликтном состоянии с главой города. Хотя мы поддержали его избрание, но получилось так, что вскоре он вошёл с нами в противостояние.

После моей отставки вся наша фракция приняла решение о добровольном сложении своих полномочий и вскоре все ушли из Думы. Мы полагали, что в таком составе Дума не сможет работать, так как, на наш взгляд, она была неработоспособная.

В дальнейшем в Думе произошёл сговор фракции «Единая Россия» и КПРФ и к чему это привело, мы все сегодня видим. Дума не исполняет свои полномочия, умышленно заблокировала деятельность Контрольно-счётной палаты, нанесла ущерб бюджету оплатой заработной платы двум председателям КСП и так далее.

В самом начале работы Думы, фракции ЕР и КПРФ полностью игнорировали взаимодействие с нашей фракцией, а это семь депутатов, и было очевидно, что подобная блокировка нашей деятельности будет и дальше. Поэтому оставаться в составе этой Думы не имело ни малейшего смысла, что и подтвердилось дельнейшей деятельностью Думы, вернее, её бездействием. Например, вижу, что близкая мне по профилю, депутатская комиссия по вопросам ЖКХ вообще не работает. Вообще! Как, в принципе, и другие комиссии. Я не думаю, что возглавляемая Нагибиным Г.И. комиссия по бюджету, занимается вопросами пополнения городского бюджета, привлечением инвесторов и улучшением бизнес-климата для предпринимателей. Не занимается он этим.

— Пойдёт ли партия «Справедливая Россия За Правду» на выборы в местную Думу?

— Насколько я знаю, кроме руководителя в составе местного отделения, никого нет. Сомневаюсь, что она  будет в состоянии выдвинуть необходимое качество и количество кандидатов на предстоящих выборах в Думу Партизанского городского округа.

Надеюсь, что новый состав Думы городского округа, который будет избран в сентябре этого года, будет более качественным и сможет эффективно работать на благо избирателей и всего городского округа.

Владимир Хмелев,

фото автора

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории