Понедельник, 22 апреля, 2024

Неисповедимые пути — дороги моих предков

-

1880 год в Северной Корее. Зоя Пак родилась в семье достаточно обеспеченной, которая относилась к основному классу. Это сословие в основном представляли люди, предки которых имели заметные заслуги перед режимом или потомки тех, кто погиб в Корейской войне. В России такой класс называли дворянским.

Зоя никогда не знала голода, не умела варить рис, подмести и вообще что-то делать по хозяйству. Во дворе родительского дома стояло очень высокое дерево, на котором были качели. Зоя часто на них качалась и радовалась жизни. Мать с любовью заплетала ей ленточки в волосы и мечтала о счастье своей дочери в будущем.

А обычный народ? Он голодал, заработная плата была очень низкой, людям выдавали 300 граммов еды на день, что не слишком спасало от голода. Тогда обстановка была в Северной Корее суровой, коммунистический строй укреплялся, и начали распускать всех дворян, к которым принадлежала Зоя и её родители. Они решились на очень опасный ход — сбежать…
Отец Зои не мог терпеть, как его семью принижают, избивают, и он задолго начал планировать побег. Он понимал всю серьёзность их положения. Если их власти поймают, то бросят в лагерь для тех, кто пытался сбежать.
Пак Зое было 18 лет, когда им удалось собрать кое-какие вещи и убежать. Их семье чудом удалось перейти через границу. Тогда ещё никто из них не знал, что есть другие языки, культуры и страны. Шли они долго. Хорошо, что была весна, поэтому они могли собирать какую-то зелень по пути. Зое было очень страшно, но она понимала, почему они сбежали. Дней через двадцать они набрели на какое-то поселение, где жили люди, которые тоже сбежали из Кореи ещё раньше. Все люди перепугались, что их нашли, но, поняв, что пришли очередные беженцы, все успокоились.

В этом же поселении жил Цой Али. Он показывал Зое, как здесь выжить, помогал ей готовить еду и убираться в доме. Для Зои всё было непривычно, раньше за неё всё время убирались работницы, но теперь ей понравилось, что Али ей подсказывал.
Через две недели семья Зои решила идти дальше, и Али решился пойти с ними. По пути Али нашёл старую ленточку и завязал волосы Зое. Пора наконец раскрыть секрет: Зоя Пак была моей прапрабабушкой.

И вот так вся семья передвигалась по лесам, шли в светлое время суток, к вечеру останавливались на постой, отдыхали, подкреплялись тем, что находили в пути. А лес был довольно богатым на дикоросы. Однажды они наткнулись на военных, которые разговаривали на каком-то другом языке. Конечно, моя прапрабабушка и вся её семья очень испугались, но потом поняли, что люди хотят им помочь. Их отправили в больницу, оказали помощь и привели переводчика. Тогда они всё и рассказали, как оказалось, русскому переводчику. Они все впервые за долгое время сытно поели, это был странный суп красного цвета. Через некоторое время её семье дали жильё, и она вместе с Али и родителями начала учить русский язык.

Новая жизнь их пугала, но, освоившись и выучив язык, они сделали себе новые документы и установили гражданство СССР. Через год Зоя и Али поженились, и у них родились девочка и мальчик, Цой Михаил и Цой Наталья. Они говорили и на корейском и русском языках. Мой прадедушка — Цой Михаил 17 лет жил под Уссурийском, как его мать и отец.
Наступил август 1937 года. И вот в самый сезон жатвы они узнали об Указе Сталина, который предписывал выселить всё корейское население из пограничных районов Дальнего Востока. В течение года около 173 тысяч корейцев выселили в пустынные районы Казахстана и Средней Азии.
Моему прадедушке было семнадцать лет, когда всю его семью фактически выгнали с места, где он родился и вырос. Они жили под Уссурийском, когда к ним ворвались люди и пригрозили тюрьмой. Собрав в спешке вещи, они прибыли на вокзал. Повсюду была суматоха, крики, плач детей. Всех запихивали в вагоны и везли неизвестно куда. Конечно, у кого большие семьи, даже не сопротивлялись, но были и одинокие, которые пытались спрятаться, но таких быстро ловили.

И, когда их доставили к месту в казахские степи, то время было самым ужасным. Люди оказались в степи без кровли и еды.
Мои прапрадедушка и прапрабабушка не пережили таких трудностей и умерли по дороге…
Прадедушка начал учить русский, как и все.

Корейский стал абсолютно не нужен, ведь на работе и в школах все говорили на русском. Он женился на моей прабабушке Пак Александре Моисеевне, когда ей было 16, а было это в 1946 году. У них родились четверо детей: Андрей, Виктория, Алексей и Ольга.

Сыновья помогали Михаилу работать на полях хлопка, но их уже никто здесь не обижал, не дразнил. Они много работали, и уже мечтали о новой жизни. В 1989 году они решили переехать в Россию. Им стоило больших усилий, чтобы купить билеты на самолёт. Прилетев, они отправились в село Фроловка, купили дом и стали обустраивать быт на новом для них месте.
Через год они переехали в мой любимый город Партизанск. Моя бабушка Цой Виктория вскоре вышла замуж. У них с мужем родились две девочки: Лена и Света — моя мама.

Прадедушка посадил в нашем дворе дерево, приладил качели, на которых я часто качалась вместе с ним. Он мне заплетал волосы разноцветными лентами. Я его очень любила. Сейчас его уже нет, да и мне уже пятнадцать, я не вплетаю ленточки в косы, но я часто качаюсь на качелях и вспоминаю истории из жизни моей семьи.

Кристина Хван

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории