Воскресенье, 19 мая, 2024

Особый стержень Марии Дешиной

-

Принято считать, что долгая жизнь — это благословение Высших сил. Так-то оно так, но когда человек, отдавший своё здоровье для Победы над фашизмом, потом долгие годы строивший мирную и счастливую жизнь для своих потомков и Родины, на старости лет вынужден ощутить, хоть и не физически, все тяготы воспоминаний заново, это уже особо тяжёлое испытание. Как будто события сделали виток и вернулись в исходную точку, а ты ещё жив и вынужден услышать, что опять «фашизм» в родном селе, опять льётся кровь невинных жителей. Вот такая судьба оказалась у жительницы нашего города Марии Михайловны Дешиной.

В прошлом году Мария Михайловна отметила своё 95-летие. ПВ этом году пздравить труженицу тыла, вдову участника Великой Отечественной войны и ветерана труда в День Победы пришли и волонтёры нашего медколледжа. Пили чай, беседовали о былом и сегодняшних реалиях.

Мария Михайловна рассказала нам о том, что ей пришлось пережить во время войны. Память имеет свойство с возрастом сегодняшний день отодвигать на второй план. Зато дела давно минувших дней становятся ярче и словно переживаются заново, поэтому рассказ Марии Михайловны был очень эмоциональным. И чтобы сильно не расстраивать бабушку, мы отвлекались на разговоры о дне сегодняшнем.

Родилась Мария в Брянской области, в Чуровическом районе, селе Сушаны 8 ноября 1928 года. Её отец Михаил Прохорович Модженок был известным человеком в своём селе, очень грамотным. Работал секретарём сельсовета, многие к нему обращались за помощью: прочитать письмо, что-то посоветовать, написать прошение. Мама Ольга Парамоновна работала в колхозе. Маша в 10 лет сильно заболела воспалением лёгких. Родные думали, что ей не выжить, пошили ей сарафанчик с кофточкой на смерть. Но Мария выкарабкалась из болезни и, получается, что пережила своего брата и сестру. На сохранившемся фото она только после болезни в «смертном» сарафанчике стоит, держа в руках младшую сестрёнку Валю. Вылечила Машу бабушка-знахарка. «Парила меня в чане с горячей водой, отпаивала травами. Так и подарила мне ещё много лет жизни», — поделилась Мария Михайловна. Детей в семье было четверо, но в войну выжили только Мария и её сестра Анна.

Сразу с началом Великой Отечественной резко изменилась жизнь селян. Они то переживали оккупацию, то село освобождалось нашими войсками.
По утверждению Марии Михайловны, этому способствовало местоположение села. Оно находилось возле реки Снов и было своеобразным рубежом. То наши отвоёвывали село, то его занимали немцы. Через какое-то время на фронт забрали и отца, хотя поначалу казалось, что его не должны были призвать, так как селу нужны были грамотные люди. Но обстановка на ближайшем фронте была настолько сложной, что нужны были любые боеспособные силы. Он провоевал только один месяц и погиб на подступах к родному селу.


Первый раз, когда немецкие войска начали бомбить Сушаны, сельчане очень испугались, зная историю соседней деревни Бровничи, где фашисты зверствовали особо люто, вырезая население и сжигая дома. Бабушка с дедушкой и мать укрылись в земляном погребе возле дома, а девочки — Мария и Анна — прятались вместе с коровой в ближайшем лесу, где было болото. Они знали, где можно безопасно переждать нападение.

«Мы с сестрой плачем, корова кричит, утопаем в вонючей склизкой жиже, но терпим, обратно не идём. Вышли из леса только через три дня, когда всё стихло, и я услышала голос своей подруги: «Маня, идите домой, уже наши пришли!» Вернулись домой грязные, замученные. Зато, оказалось, что все живы, а наши солдаты так рады! Все песни поют, обнимаются», — вспоминает Мария Михайловна.

И всё же и их село не обошла оккупация. Немцы обосновались в здании сельсовета. Отнимали у жителей продукты, стало очень голодно. Умерли в семье двое детей — сын Коля и самая младшая сестрёнка Валя. «Я могла есть всё что угодно — лебеду, гнилую картошку, а маленькие дети капризничали, перестали есть и умерли», — с горечью продолжила бабушка.

«Однажды пришёл полицай с немцем. Пришли специально поздно, когда семья ужинала. Почувствовав неладное, я кинулась на чердак. Сразу с порога спросили: «У вас есть дочка?» Дедушка ответил: «Да, есть, но её нет сейчас дома, ушла в Карповичи на мельницу, пшеницу молоть». Немец не поверил, полез на чердак, а мать схватила его за полу шинели, кричит, мол, нет её там! Выручил полицай Максим, он убедил немца, что меня действительно нет дома», — продолжила Мария Михайловна.
Ночью мать замотала девушку в тряпьё и спрятала в гумне, велела забраться подальше в снопы и не выдавать себя ничем. «Это была очень страшная ночь, — продолжила воспоминания Мария Михайловна. — Дверь в гумно была открыта, всюду скребутся мыши, заснуть боюсь. Так и не сомкнула глаз ни разу за всю ночь. Зато осталась в родном доме».
В тот вечер всех девушек села, кроме Марии, забрали для отправки на работу в Германию.

Освободили село окончательно в 1943 году. Маше было 14 лет, удалось отучиться в школе только четыре класса, и с начала войны она уже работала в колхозе вместе с матерью. Женщины и девочки таскали тяжёлые мешки, веяли и молотили зерно, выполняли повышенные нормы трудодней, работая с лозунгом: «Всё для фронта, всё для Победы!»
Весть о Победе встретили, как и все советские люди, с невероятной радостью и болью одновременно. Мать, Ольга Парамоновна, сразу после войны осталась без пожилых родителей. Они крепились до последнего, чтобы поддержать овдовевшую дочь, но, как только сошло напряжение военных будней, оставили женщину одну с двумя дочерьми. Послевоенный голод вынудил семью уехать на Дальний Восток. Благо, что у Ольги Парамоновны два брата жили в Приморском крае. Они с нетерпением ждали приезда сестры. Один с семьёй проживал в селе Казанка, другой — на станции Фридман. Но путь маленькой семье предстоял очень трудный. Его ещё надо было преодолеть!

«Ехали из Брянска до Москвы на крыше поезда. Мест в вагоне не было. Я, сестра Аня и мама с мешком сухарей и вещами должны были держаться за трубу на крыше вагона и умудриться не свалиться во время быстрого движения состава. Вскоре мешок с хлебом у нас украли, и мы три дня ехали практически без еды и воды. По прибытии в Москву опять испытание: ждём поезда на Владивосток тоже три дня, и тоже голодные. Потом всех нас разместили в товарном вагоне, и уже больше недели добирались до Владивостока. Как мы это выдержали, сама себе удивляюсь».

Встретили родные очень радушно, но в избу сразу не пустили. Сначала помыли и переодели. Очень уж много вшей мы привезли с собой, а в то время свирепствовал по всей стране тиф.

Вот так и началась новая жизнь у Марии и её близких в Приморье. Мама Оля прожила ещё долго. Умерла только в 1990 году. Сестра Анна получила образование, стала библиотекарем. Впоследствии вышла замуж за интересного, творческого человека — декана театрального факультета Дальневосточного института искусств. А Мария вышла замуж буквально через год после приезда. Её избранником стал Филипп Яковлевич Дешин. Он был старше Марии на 12 лет. Вернулся с фронта в звании сержанта. Дошёл с боями до Бухареста в 20 инженерно-сапёрном батальоне старшиной роты. У него есть награды — Орден Отечественной войны II степени, медаль «За Победу над Германией» и другие юбилейные медали. Был ранен, но выжил, осколок от мины остался с ним на всю жизнь. Его выходила румынская медсестра, он никогда о ней не забывал и всегда хранил её фотографию, которую она ему подарила.

Мария Михайловна рассказала, что память о её муже увековечена в нашем Партизанском историческом музее. Его фамилия вошла в нашу городскую Книгу памяти.

В семье родилось трое детей — двое сыновей и дочь. Было уже не до учёбы. Марии пришлось много и тяжело трудиться всю жизнь.
В разное время работала и кочегаром, и уборщицей, и дворником. 10 лет проработала нянечкой в детском саду-яслях № 2, относящихся к Дальневосточной железной дороге.

15 лет на станции Партизанск уборщиком служебных помещений. С Российской железной дорогой её связывают 25 лет трудовой биографии. Всегда на всех рабочих местах была настолько требовательна к своим обязанностям, что её вспоминают до сих пор, хотя она уже не работает с 1991 года.
Марию Михайловну всегда поздравляют с праздниками, навещают бывшие сотрудники. За всю трудовую деятельность у неё 22 официальных благодарственных грамоты.
У Марии Михайловны какой-то особый жизненный стержень, который не позволяет ей расслабиться и потерять интерес к жизни и по сей день. Она 10 лет пела в народном хоре «Хорошки» при городском Дворце культуры. Не пропускала ни одно выступление, обладает прекрасным, сильным голосом и сейчас. Она перестала посещать хор только в 90 лет. Но продолжает ходить на их концерты, подпевает участницам хора любимые песни.
Сейчас у Марии Михайловны очень слабое зрение. Она состоит в обществе слепых, но без дела сидеть не может. Реализует урожай, выращенный на даче. Иногда цены путает, но соседи-покупатели знают, сколько ей лет, и относятся к ней с глубоким уважением. У бабушки на данный момент уже четверо внуков и трое правнуков.

Встреча с волонтёрами прошла в очень душевной атмосфере, ребята внимательно слушали Марию Михайловну, задавали вопросы, высказывали свои мысли. Сейчас пришло время особого поколения, которое ощущает все эти рассказы далеко не так отстранённо, как это было ранее. Почти у каждого из них в семье есть родные, кто ушёл на СВО, кто делится своими рассказами о нынешних боях на Украине.

Вспоминая события своего села Сушаны, расположенного в нескольких километрах от Украины и неоднократно подвергавшегося обстрелам в наши дни, Мария Михайловна не может сдержать слёз при мысли о том, что сейчас в её родном селе опять гибнут люди!

Крепкое и стойкое поколение народа-победителя постепенно уходит. Последний участник той давней войны из нашего города оставил мир совсем недавно — в возрасте 96 лет умер Мигунов Данила Терентьевич.
Ему на смену приходят те самые ребята, которые слушали рассказ Марии Михайловны. Теперь им решать, как будут разворачиваться события дальше. От их воли и разума зависит судьба страны. И очень хочется верить, что эта судьба будет по-настоящему счастливой!

Наталья Александрова,

фото автора.

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории