Понедельник, 22 апреля, 2024

О тунгусо-маньчжурских топонимах Приморья…

-

С интересом прочитал на сайте газеты «Время перемен» статью Николая Бабенкова, члена Русского географического общества, под названием «По просьбам трудящихся…» про эпопею переименования названий населённых пунктов Приморского края во время обострения советско-китайских отношений 1972 года. Статья интересная, содержит много фактологического материала, но резанула одна мысль, на которой продолжает базироваться историография Дальнего Востока – о китайских корнях Приморья. Позволю не согласиться с автором и с почитателями этой официальной версии.

Приведу большую цитату из статьи Николая Бабенкова:
«Пропаганда маоистского Китая активно использовала наличие китайской топонимии в Приморье как один из доводов для территориальных претензий к нашей стране. В связи с этим и было принято решение о замене китайских географических названий в крае на русские на случай очередного обострения отношений с Китаем в будущем.
Между тем топонимический аргумент в китайских притязаниях на Приморье был не совсем обоснован. Первичный пласт китайских географических названий возник в Уссурийском крае лишь незадолго до присоединения его к Российской империи в 1820-1850-х годах, с началом проникновения сюда китайских отходников, искателей женьшеня, охотников, рыболовов, старателей, ловцов трепанга и жемчуга, сборщиков морской капусты и т.п.. А до этого в крае была исключительно аборигенная тунгусо-маньчжурская топонимия.
На момент присоединения края к России в 1860 году здесь были лишь редкие стойбища аборигенов, а также отдельные фанзы и небольшие посёлки с незначительным китайским населением. Численность китайцев заметно менялась по сезонам».

Официальная наука держится за версию о том, что до середины 19 века в Приморье была «исключительно аборигенная тунгусо-маньчжурская топонимия». Позвольте, откуда такая уверенность? Вероятно, она базируется на разного рода исторических и археологических изысканиях учёных советского периода. В свою очередь, советская наука ни на йоту не отошла от досоветской (царской) научной мысли о том, что обширные просторы Сибири и Дальнего Востока были пустынны и только русская империя дала им жизнь и развитие. По их версии, семейства Романовых и затем советских учёных территории Дальнего Востока и Приморья не имели никакой государственной принадлежности. После империи Бохай, поселений чжурчжэней, далее до прихода русских казаков, края были пустынными, безлюдными, где лишь охотились редкие племена тунгусов.
Подобная точка зрения доминирует в исторической литературе до сих пор и является единственной верной. Вот и Бабенков, опираясь на официальную версию, пишет:
«На момент присоединения края к России в 1860 году здесь были лишь редкие стойбища аборигенов, а также отдельные фанзы и небольшие посёлки с незначительным китайским населением».

Автор, на мой взгляд, упускает несколько серьёзных факторов, которые драматично привели к срочному переименованию населённых пунктов и городов Приморского края в советский период. Прежде всего, стоит отметить, что советская историческая и географические науки продолжили умышленно ложную версию Скалигера на историю России.
Жозеф Жюст Скалигер — французский историк итальянского происхождения (1540 – 1609 гг.) создал свою версию современной ему хронологии, которая и стала базисом для дальнейшей лжи всей европейской истории. Куцая история Руси, которую он «рисовал» под руководством Ватикана, стала основой последующего идеологического подавления славянских народов. Так, мифы Скалигера о татаро-монгольском иго шустро подхватили три германских историка Петра Первого: Шлёцер, Байер и Миллер, По скалигеровской версии дальше Урала Руси не было. Хотя в ходе своего многолетнего путешествии по Сибири немец Миллер в своих работах достаточно честно отмечал наличие на обширных просторах Сибири останков множества городов, каменных дорог, подземных поселений, но Миллер не знал к какому ранее существовавшему государству их отнести, напрочь отметая рассказы местных жителей о Золотой Орде (не путать с мнимой «татаро-монгольской ордой», которой никогда не было).


Во многих местах Сибири и Забайкалья было великое множество курганов с захоронениями людей какой-то древней цивилизации. Во времена Петра Первого курганы, например, на территории современной Курганской области, подвергались массовому разграблению. Из них изымались сотни тонн уникальных золотых изделий и украшений, которые тупо переплавлялись в слитки. Всё это Миллер описывал в своих работах, но исторические выводы делал на основе единственной версии о том, что Русь всегда была лапотная, нищая, глупая и свет получила только при крещении.
Период царя Петра вообще интересен тем, что основу научных кадров, особенно историческое отделение Российской Академии составляли европейцы. Можно припомнить их имена:
Коль Петер, Фишер Иоганн Эбергард, Крамер Адольф Бернгард, Лоттер Иоганн Георг, Леруа Пьер-Луи, Мерлинг Георг, Брем Иоганн Фридрих, Таубер Иоганн Гаспар, Крузиус Христиан Готфрид, Модерах Карл Фридрих, Стриттер Иоган Готгильф, Гакман Иоганн Фридрих, и, конечно же, уже широко известные Герхард Фридрих Миллер, Готлиб Зигфрид Байер и Август Людвиг Шлёцер. За 110 лет существования «Русскои? академии» из 28-ми ее? членов, «создателеи?» русскои? истории, нет ни однои? русскои? фамилии. И только с 1841 года из 42 деи?ствительных членов России?скои? академии 37 стали уже русские. Но основы «истории» России уже написали, при этом тщательно вымарывая, вычёркивая любые упоминания о славянском государстве за Уралом.

Сегодня не только историки – любители пытаются восстановить подлинную картину истории Сибири и Дальнего Востока, к этому процессу подключается и официальная историческая наука, которая со скрипом, но начинает признавать, что в истории России есть «белые пятна». В свободном доступе в Интернете можно найти множество старинных карт, изготовленных европейскими путешественниками. На них вся территория Сибири и Дальнего Востока заполнена сотнями, если не тысячами городов. В «просвещённые» времена иностранца Петра Первого подобные карты нещадно уничтожались.
На Европейских и арабских картах эти местности имели различное название, но преобладала «Тартария» — «Царство царств» или «Золотая Орда» (орда – русское слово). Территория современного Приморья относилась к Восточной Тартарии или Катаю. Вероятно, от этого русского слова произошло слово «Китай». Стоит отметить, что сами китайцы, среди которых доминирует народность хань, «китайцами» себя никогда не называют. Они хань, а их родина Чжунго – «срединное», «центральное государство». Современный Китай – это тоже Чжунго: так до сих пор именуется в официальном и разговорном языке тех, которых мы называем «китайцы».
Почему же мы ничего не знаем о Тартарии – «Золотой Орде»? Куда пропали все города и народ? По версии ряда современных учёных в 17, 18, 19 веках северное полушарие несколько раз подвергалось опустошительным катастрофам: и пожары, и наводнения, о оледенение, и даже ядерная зима. Официальная наука об этом – молчок, как будто главной её задачей является скрыть все эти события.

Подлинная история говорит о том, что в прошлом наиболее развитыми были прибрежные территории современного Хабаровского и Приморского краёв. Ханьцы (китайцы) даже носа не высовывали из-за Великой Русской стены (ныне Великая китайская стена), которая была границей Чжунго и Катая (Восточной Тартарии).
В эпосе якутов сохранились знания о том, что когда их племена пришли на север с юга, то там были огромные каменные города и царство «железных воинов» с белым цветом кожи.
Кто-то скажет: «А куда приписать империю Бохай и чжурчжэней?» Ответ есть: и Бохай, и империя Журов были в составе Тартарии, так же как когда-то Казахстан, Туркменистан или Киргизия были в составе СССР. К слову говоря, империя Журов была полностью разгромлена «Золотой Ордой» под руководством царя под именем Тимчак (Чингиз-хана) за попытку перейти на сторону враждебных чжунгарцев (китайцев), введения культа жертвоприношений и отхода от единой веры. Во главе племён журов (чжурчжэней) стояли светловолосые и голубоглазые князья, кровь которых со временем была растворена в смешанных браках с азиатами.
После последней катастрофы середины 19 века, когда с неба почти три года лилась жидкая глина, сыпался щебень и песок, громадные территории Сибири и Дальнего Востока опустели. В середине 19 века практически вся Сибирь и Дальний Восток лишились своих роскошных лесов. Вначале они полностью выгорели в катастрофических пожарах, а затем всё было засыпано глиной и щебнем. До сих пор древесная растительность Сибири и ДВ не восстановилась, кругом преобладают мари и болота, на которых скудно растут ещё совсем молодые лиственницы, иногда сосны, берёзы… Деревьев старше 180 лет найти невозможно. И это в сибирской «вековой» тайге? В тайге нет и плодородного слоя, гумуса, которого должны быть метры, а не миллиметры, как сегодня.

После последней катастрофы в Восточную Сибирь, Приамурье и Приморье с юга стали робко заходить монголоиды, ставшие мелкими племенами «гольдов». Империя «Золотой Орды» исчезла. В Приморье «забегали» китайцы, корейцы и даже японцы. Истинные хозяева этих мест погибли в катастрофах. Прибрежный город Уче (Владивосток) был почти полностью разрушен, частично оказался на дне моря. Морская столица Восточной Тартарии – Катая, которая находилась в районе современного г. Ванино Хабаровского края, полностью ушла под воду.
После последней катастрофы 19 века из-за Урала на восток вновь пошли русские, быстро осваивая свои территории, заново очищая и отстраивая города. Названия многих населённых пунктов Забайкалья, Амурской области и даже Хабаровского края сохранили древнее, дохристианское звучание до сих пор.

Тот, кто из читателей понимает истинное корнеобразование русских слов, тот поймёт о чём я говорю. Корень всех старых слов кроется в священном Санскрите, древнем языке Славяно-Арийских жрецов. Вслушайтесь в названия многих современных городов и сёл:
Забайкальский край – Баляга, Бада, Хушенка, Урлик, Курулга, Арта, Улятуй, ШараУшмун Ургучан, Акима, Зюльзя, Могоча, Кудеча, Амазар и прочее.
Амурская область – Уруша, Мадалан, Уркан, Архара, Ушумун, Улик, Аяк и так далее, но уже меньше, чем в Забайкалье.
Хабаровский край – Кульдур, Сутара, Кирга, Уктур, Ухта, Долми, Таланджа, Аданар, Тырма и прочее.
В Приморском крае подобных названий, имеющих протокорни из Санскрита, практически нет.
Новые переселенцы с территории Малороссии и других мест Западной Руси, появившиеся на древних местах Восточной Тартарии (Катая) в 19 — 20 веках активно переименовывали поселения в церковно-христианские названия или места своей родины: Павловки, Сергеевки, Михайловки и прочее. Всё это «новоделы».

Полагаю, что до начала 20 века и в Приморье большинство рек и населённых пунктов сохраняли свои древние славянские названия, но в эти места прибыл путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока и востоковед Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872–1930).

Генеральным штабом царской армии ему была поставлена задача картографировать Приамурье (Хабаровский и Приморский край). Картографировал он весьма причудливым образом: старые русские названия географических объектов он упорно переименовывал в китайские! И в этом ему очень талантливо помогал «гольд» Дерсу Узала – странный человек без семьи и без племени.
Если Арсеньев в своих экспедициях выполнял задание Главного разведуправления Генштаба армии, то кто такой Дерсу, которому Арсеньев почему-то очень доверял, как якобы местному жителю?

Ряд исследователей полагают, что под именем Дерсу Узала скрывался профессиональный японский разведчик, прекрасно владеющий китайским, корейским и русским языками. Он легко играл роль местного «гольда», периодически пропадая в неизвестном направлении. Именно он подсовывал впечатлительному Арсеньеву придуманные им названия рек и прочих объектов на китайском языке.
Стоить отметить, что в конце 19 и начале 20 веков на территории Приморья действовала мощная разведывательная и агентурная сеть Японии с необычной концентрацией в селе Николаевка Партизанского района (современное название). Япония готовилась к войне с Россией, которая состоялась в 1905 году, вынашивались планы оккупации Кореи и Китая. В период японской интервенции на территорию Приморья и до самого Забайкалья японская армия имела собственные отличные карты этих территорий. Кто их создавал? Уж не такие ли «гольды», как мнимый Дерсу Узала?
Владимир Арсеньев и члены его экспедиций не были контрразведчиками и не могли разоблачить «Дерсу», верили ему, как верному источнику информации. А через этого «гольда» японская разведка смогла очень удачно заложить территориальную мину раздора России и Китая на долгие годы. И эта долговременная «мина», благодаря близорукости Арсеньева (или его умышленных действий) взорвалась в советско – китайских отношениях в середине 20 века. Советской власти пришлось срочно переименовывать города, населённые пункты и реки, которые в начале века столь «талантливо» придумал «Дерсу Узала».
Почему Арсеньев верил Дерсу? Неужели он не понимал, что китайские названия географических объектов Приамурья и Приморья в будущем выйдут «боком»? Возможно действительно никто из местных уже не помнил старинные названия мест, а корейско-китайские беглецы называли их как только могли. Названия «гольдов» не соответствуют китайскому языку, но Арсеньев сделал акцент почему-то именно на китайской версии звучания.

Можно предположить, что офицер Генштаба Владимир Арсеньев был членом одной из масонских лож, которыми кишела царская Россия. В начале 20 века масонами кишели и Генштаб, и правительство царской России. Благодаря их стараниям русская армия проиграла войну с Японией, готовился переворот 1905 года, затем состоялся переворот 1917 года. Какую роль в этих процессах играл Владимир Арсеньев сегодня сказать сложно, но остаётся фактом то, что именно результаты его географических экспедиций с упорным переименованием названий Приморья послужили территориальным спорам с Китаем во второй половине 20 века и они, вероятно, ещё могут иметь своё драматическое продолжение.

Встречи В.В. Путина с учёными и передача части копий карт Тартарии Татарстану, проведённая там в 2022 году конференция, где название «Тартария» уже звучало, как само собой разумеющееся, дают надежду, что пыльные кладовые Российской академии наук будут пересмотрены и, наконец-то, будет переписана ложная история Приморья и всего Дальнего Востока

По официальной версии Дерсу Узала был убит 13 марта 1908 года каторжником Козловым в районе перевала Хехцир, вблизи гранитного карьера у села Корфовское Хабаровского края. Однако тела «гольда» не было обнаружено. Что это было: японская разведка подстроила якобы смерть своего шпиона и вывела его из игры с русским Генштабом? Так делают многие спецслужбы мира. Но дело «Дерсу» и его кураторов из Японии живёт и до сих пор коренится в умах многих приморцев, что это не наша земля, а китайская. Географическая диверсия, в которой вольно или невольно принял самое активное участие Арсеньев, до сих пор наносит ущерб нашему Отечеству.

Роман Иконников,
г. Владивосток

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории