Четверг, 6 октября, 2022

Кронид Кореннов — страницы истории героя Гражданской войны

-

К 100-летию окончания Гражданской войны в Приморском крае

Биография.

Кронид Фёдорович Кореннов родился 3 сентября 1899 года по старому стилю, православного вероисповедания. Место его рождения не определено. Известно, что Коренновы прибыли в Приморье в 1915 году с Воткинского Завода.
Долгие годы профессионалы, следопыты, краеведы и любители истории пытались установить место, где родился Кронид, но всё безуспешно – в Удмурдии не нашли никаких следов.
Сначала семья жила во Владивостоке, где Кронид завершил своё образование, затем Коренновы перебралась на станцию Фанза.
В августе 1916 года Кронид поступил в Хабаровское техническое железнодорожное училище.
Следует отметить, что указанное училище считалось одним из самых престижных учебных заведений Дальнего Востока. При его открытии, в первом наборе, было всего шестнадцать учащихся, причем, почти половина из них принадлежали к дворянскому сословию… Поэтому расхожие данные о том, что Кронид окончил церковно-приходскую школу весьма сомнительны. Для поступления в училище были необходимы знания в объёме не ниже Высшего начального училища.

Сестра Кронида, Галина Каминская, сообщала, что железнодорожное училище он не закончил по причине мобилизации в Белую армию, но по дороге на фронт дезертировал и чуть позже явился домой. Неизвестно, с какой целью Галина Фёдоровна написала эти слова, но это ложь. В действительности, 28 октября 1919 года Кронид при «отличном» поведении окончил трёхлетний теоретический курс, после чего для получения аттестата о полном образовании ему предстояло отработать два года на технических должностях на железной дороге. Он вернулся в Сучан, где отрабатывал практику слесарем в железнодорожных мастерских станции Сучан – I, а потом в мастерской шахты № 2.
По поводу дезертирства из Белой армии тоже неправда. В его Свидетельстве об окончании теоретического курса указано, что «Относительно отбывания воинской повинности означенный Кореннов пользуется правами соответствующими полученному им до поступления в Хабаровское техническое железнодорожное училище общему образованию, поступление же на военную службу по вынутому жребию, в случае заявленного им желания, отстрачивается до окончания железнодорожной практики до двадцати четырёх лет от роду».
Так что никто не мог призвать его принудительно в армию, а стало быть и дезертировать он не мог, а так же подтверждает серьёзный уровень образования, по которому он мог идти на службу по жребию.

Создание комсомола на Сучанском руднике

Кронид Фёдорович Кореннов известен как создатель комсомольской организации на Сучанском руднике.
После Февральской революции 1917 года на территории нашего края появились различные социалистические молодежные организации: Союз Рабочей Молодежи, Интернациональный Союз Рабочей Молодежи, Социалистический Союз Молодежи, Союз учащихся, Союз семинаристов, а несколько позже Союз красной молодежи, Союз Партизанской Молодежи, Союз Сельской Молодежи, в отдельных селах действовали свои молодежные союзы; в городах активно работали не социалистические молодежные объединения – Союз Учащейся Молодежи, Союз христианской молодежи, «Трехцветные» и другие.
Первым из известных молодёжных объединений Сучана был Социалистический Союз молодёжи, который организовала рудничная молодёжь в начале 1918 г. на шахте № 2.

В источниках прошлого можно прочитать, что его организатором и руководителем был К. Кореннов. В действительности Председателем Союза являлся Филипп Глыбин, а секретарём Никанор Марченко. Кореннов же в это время учился в Хабаровске, и, конечно, не мог принимать участие в создании и в работе Социалистического Союза молодёжи. Просуществовал Союз недолго – летом почти все его члены ушли на Уссурийский фронт и, таким образом, первая молодёжная организация Сучана самораспустилась.
До начала 1920 года на руднике находились белые и интервенты, а потому никаких социалистических организаций не было. В тот период вся работа среди молодёжи ограничивалась деятельностью культурно-просветительских кружков, хора, народного театра, массовых развлечений…
Официально Принято считать, что комсомол в Приморье появился в ноябре 1920 года, после I Губернского съезда молодёжи, но это касается Приморской областной организации.
Комсомольские ячейки в Приморье стали образовываться почти сразу после падения власти адмирала А.В. Колчака. Первая из них появилась в марте 1920 года в железнодорожном депо станции Никольск-Уссурийский. Той же весной появились ячейки РКСМ в школах Владивостока.

В Сучане в феврале 1920 года местные большевики собрали в Народном Доме сучанскую молодёжь и создали новую молодёжную организацию социалистического направления – «Союз молодёжи». Секретарём Союза избрали Григория Любимова. Ячейки Союза были созданы практически одновременно на всех шахтах, на Сучанской узкоколейке, в Казанке и во Фроловке.
Один из первых комсомольцев Сучана, Иван Ильич Мешков, рассказывал, что в 1920 году он работал в мастерских шахты № 2. В мае к нему подошел слесарь К.Ф. Кореннов, который показал Устав и Программу РКСМ и предложил создать комсомольскую организацию.
Первичные комсомольские организации на шахтах были созданы почти одновременно, потому что не нужно было изобретать велосипед, так как там уже существовали ячейки «Союза молодёжи», в которых заправляли боевитые молодые люди, прошедшие школу Первой Партизанской войны.
По предложению организаторов, большинство членов Сучанской организации «Союза молодёжи» перешли в «Российский коммунистический Союз молодежи». Это преобразование подтверждают многие бывшие комсомольцы, в частности, Тимофей Павлович Головатенко в своей биографии писал:
«В 1920 году вступил в «Союз молодёжи», который впервые был образован в Сучане, а позднее переименован в «Коммунистический Союз молодёжи».

В мае же 1920 года, Никанор Харитонович Марченко организовал комсомольскую ячейку в селе Фроловка.


Когда был создан комсомол в Сучане?

Официально считалось, что это произошло после I Губернского съезда приморской молодёжи. При этом даты отличаются неточностью: от середины ноября до 12 декабря 1920 года. Однако, сами организаторы комсомола назы-вали иные даты. Так Н.Х. Марченко вспоминал, что комсомольские ячейки в Сучане возникли в первой половине 1920 года. Один из первых комсомольцев Фёдор Петрович Лукашов писал:
«Летом 1920 года по инициативе тт. Кореннова, Аллилуева, Околокулак в Сучане состоялась общерудничная Конференция молодёжи. Делегаты одобрили Программу и Устав Российского Коммунистического Союза Молодёжи».
В Сучане на шахте № 2 был создан руководящий орган – Сучанское Районное Бюро РКСМ.
Ответственным секретарём избрали Кронида Кореннова, членами бюро Никанора Марченко, Андрея Грибова, Григория Любимова, Мефодия Ноженко, Афанасия Семешко, Ивана Мешкова. Кандидатами в Бюро – Николая Сергиенко и Фёдора Лукашева.
Вскоре для оказания помощи в организации комсомола от Владивостокской организации большевиков на рудник прибыл Александр Васильевич Помилуйко-Баянов, который с удивлением узнал, что комсомол уже существует и предложил созвать совещание секретарей и членов бюро всех ячеек. На совещании был решён вопрос о созыве I Сучанской районной комсомольской Конференции.
Конференция состоялась 25 июля 1920 года в Народном Доме. Присутствовали 25 делегатов от шахт №№ 1, 2, 6, и 10, от сучанской узкоколейки – станции Фанза, Тигровое и Держаново, от молодёжи Казанки и Фроловки, которые представляли более 250 комсомольцев. Таким образом, комсомол в Сучане появился в мае 1920 года, а не 12 декабря. Объединённая же рудничная организация была создана на I Сучанской районной Конференции 25 июля 1920 года.

Почему такой разброс в датах? Дело в том, что официальная история комсомола Приморья писалась во Владивостоке, где во время Гражданской войны находились основные руководящие кадры коммунистической партии. Тогда было выгодно выпячивать несуществующую руководящую роль Владивостока. Один из организаторов комсомола Приморья и член Сучанского горкома РКСМ в 20-е годы Пётр Иванович Гладких сетовал:
«…ведь всю историю Приморского комсомола свели к истории комсомола Владивостока».
I Cучанская Районная Конференция избрала делегатов на I Губернский съезд молодёжи: от рудника К. Кореннова и В. Лемешенко, от железной дороги Т. Щеглова и Марию Мечик от сельской молодёжи.
На I Губернском съезде молодёжи, состоявшемся во Владивостоке 6-10 ноября 1920 года, делегаты приняли Программу и Устав РКСМ и среди прочего постановили:
«Все организации молодёжи после областного съезда должны немедленно произвести реорганизацию в РКСМ».
В связи с этим, после ноября 1920 года на Сучанском руднике могла существовать только одна молодёжная организация – комсомол.
Дата 10 ноября 1920 года стала считаться днём рождения комсомола Приморской области.

Вернувшись со съезда, К.Ф. Кореннов поехал по сёлам. В частности, он выступил и перед молодёжью села Владимиро-Александровского. Здесь произошло всё по знакомому сценарию: «Союз молодёжи», существовавший при Высшем начальном училище, был переименован в РКСМ.
В феврале 1921 года, на Первой конференции комсомола Сучанского рудника, Кронид был избран секретарем Сучанкого рудничного комитета РКСМ.
30 марта 1921 года на II областном съезде комсомола Кореннов избирается кандидатом в члены При-морского обкома РКСМ. В мае 1921 года принимал участие в работе I Учредительного съезда комсомольцев Дальнего Востока.

Гражданская война

В связи с учёбой Кронид Фёдорович Кореннов не принимал участия в Первой партизанской войне 1918-1920 годов.
Во время мирной передышки (январь 1920 – май 1921 годов) большая часть отрядов Сучана находились в Шкотово. После выступления японцев в ночь с 4 на 5 апреля 1920 года вырваться смогли не многие, в том числе 3-ий Горный батальон А.П. Савицкого, который, прибыв в Сучан, взял на себя охрану рудника. Кореннов вступил в батальон, где занимал должности адъютанта Савицкого и председателя комитета батальона.
Во время правления коалиционных правительств февраль 1920 — май 1921 гг., по данным Н.Х. Марченко, Кронид одно время находился во Владивостоке и принимал участие в подавлении попыток белых произвести военный переворот.
Когда в мае 1921 года власть большевиков в Приморье пала, Кореннов стал одним из организаторов комсомольско-молодежного партизанского отряда им. Карла Либкнехта.
Сначала Кореннов был начальником подрывной команды, потом некоторое время занимал должность комиссара этого отряда.
Отряд действовал от Сучанского рудника до станции Кангауз (Анисимовка). Подрывали мосты, железнодорожное полотно, пускали под откос поезда, вступали в перестрелки с белыми отрядами.
Позже ему приписывались не существовавшие подвиги.

Так газета «Красный сучанец» писала, что Кореннов взорвал подъёмник на Бархатном перевале. Но нападение партизан на Сучанскую узкоколейку произошло 22-23 июня 1919 года. В те дни Кронид учился в Хабаровске. Также можно прочитать, что Кронид взорвал мост возле села Раздольного, через реку Суйфун. Но указанный мост построили в 30-е годы…
Затем Кореннов находился в 6-ом партизанском отряде М.А. Анисимова.
8 февраля 1922 года его откомандировали во 2-ой Сводный партизанский отряд, а через несколько дней вышло распоряжения командира Сучанского военного района М.П. Вольского:


Приказ от 16.02.1922 г.
Партизан 6-го партотряда тт. Коренного и Зайцева для пользы дела откомандировать в штаб в свое распоряжение. Вольский.

В штабе М.П. Вольского было решено создать новый «3-й комсомольско-молодежный партизанский отряд». Срочно отозванный К.Ф. Кореннов был назначен командиром не существующего отряда, ему предстояло мобилизовать молодежь и бывших партизан в свой отряд. Для этой цели несколько его помощников разошлись по ближайшим селениям. Сам Кронид, совместно со Степаном Зайцевым, отправился на Сучанский рудник, где его хорошо знали и он мог рассчитывать на успех. Действуя, где убеждением, где принуждением Кореннов и Зайцев успешно вербовали людей.
Одного из его помощников, посланного на станцию Фанза, местные жители выдали белой милиции. Арестованного привезли на Сучанский рудник.

На выручку попавшего в беду товарища отправился К. Кореннов и С. Зайцев. В то время рудничная милиция располагалась в здании горноспасательной станции на шахте № 2.
Намечался простой план: бросить в окно гранату, чтобы, в создавшейся суматохе, дать пленному возможность бежать. Кореннов и Зайцев добрались до цели поздно вечером 10 марта, когда в здании никого из арестованных не было. Никакой необходимости совершать нападение не было, однако, гранату они всё же бросили. На руднике в это время находились японские войска, казачья бригада, белые части, милиция и толпы тайных осведомителей. В любом случае они прекрасно должны были осознавать, что через несколько минут их начнут искать, но вместо того, чтобы, после диверсионного акта, скрыться в тайге, отправились на шахту № 6 на квартиру Василия Краснова.
Ни охраны, ни наблюдения они не выставили, и, поэтому беспрепятственно были окружены милицией во главе со следователем В.З. Шетько, так же спокойно стражи порядка проникли в дом и арестовали всех, кто так находился. На той злосчастной квартире они вели себя совершенно беспечно и, потому не успели уничтожить находившиеся при них документы, в том числе и списки завербованных в отряд.…

В сводке № 9 штаба партизанских отрядов Приморской области говорилось:
«Коренной и Зайцев арестованы на шахте № 6, на квартире, расстреляны каппелевцами. При аресте у них взяты списки молодежи «3-го партотряда».
Вместе с Коренновым и Зайцевым был арестован хозяин дома и его гость И. Тимошенко, но после допроса их отпустили.

Первым делом возникает важный вопрос: как белые воспользовались отобранными списками потенциальных партизан, какие репрессии обрушились на тех, кто собирался уйти в тайгу? Ведь всё просто: имена известны, и найти людей, указанных в списках, на небольшом руднике не составляло большого труда. Казалось, белые только и думали о том, как бы «зверски» растерзать тех, кто собирался бороться против них. Однако новых репрессий не последовало. В связи с арестом Кронида, белые власти обратились к тем, кто на Сучанском руднике хотел взяться за оружие:
«Граждане! Бывшие партизаны, вернувшиеся из партизанских отрядов к мирному труду, к вам и вашему благоразумию обращаемся. Для продолжения братоубийственной войны, грабежам и насилиям над Русским народом вас хотели мобилизовать Кореннов и его помощник Зайцев. Преступные замыслы этих особ не увенчались успехом: они арестованы правительственными властями и отправлены во Владивосток для передачи суду. Распускаемые ложные слухи о том, что в связи с деятельностью Коренного и Зайце-ва, будут арестованы другие бывшие партизаны, заявляем – это ложь и гнусная провокация коммунистов.
Граждане бывшие партизаны! Оставайтесь на своих местах и мирно занимайтесь трудом на общее благо пострадавшей Матушки-России.
Спокойствие в крае — наша цель, к которой мы стремимся всеми мерами.
Осведчасть Сучанского гарнизона».

На арест своих людей штаб М.А. Вольского отреагировал своеобразно:

Приказ от 12.03.1922 г.
Параграф 7. Бывший командир 3 тов. Кореннов и его помощник Зайцев захвачены белыми на Сучанском руднике. Исключить из списков района и всех видов довольствия с сегодняшнего дня. Вольский.

Жителями рудника предпринимались легальные попытки к освобождению Кореннова и Зайцева. Для решения этого вопроса к командиру белого гарнизона генералу А.В. Зуеву приходили несколько делегаций с просьбой отдать арестованных на поруки. Помимо этого жители рудника собрали около трёхсот подписей с просьбой освободить партизан. А Управляющий Сучанскими каменноугольными копиями В.С. Пак подал заявление японцам с предложением освободить и выслать Кореннова и Зайцева за пределы рудника. Но ни одна из этих попыток не увенчалась успехом. В течение нескольких дней семья Коренного приносила для узников передачи, потом принимать их отказались.
21 марта 1922 года помощник начальника 6-го штаба партизанских отрядов Журавский П.Ф. докладывал председателю Военного Совета партизанских отрядов Приморья:
«По сообщению прибывшего из Сучанского рудника, родным Кореннова каппелевцы заявили, что он от них бежал. Надо полагать, что вывели в расход».

Один из первых комсомольцев Сучана, участник и свидетель тех событий Т.П. Головатенко вспоминал:
«Комсомольцы несколько дней вели наблюдение за Народным домом, старались увидеть арестованных. Но увидеть так и не смогли. Спустя некоторое время, подпольные комсомольские группы поймали несколько человек белых. И опять-таки нужных сведений не получили. После ухода белых и японцев из Сучана были организованы поиски Коренного и Зайцева, но никаких следов обнаружено не было».

Партизанское командование так же ничего не узнало об их судьбе. Официальный документ штаба партизанских отрядов гласит:

К сводке № 10
Сучанский район.
По непроверенным данным, арестованные на руднике Кореннов командир 3-го
партотряда и его помощник Зайцев после истязаний каппелевцами убиты, связаны колючей проволокой и сброшены в шурф.


Дальнейшая судьба Кронида Кореннова и Степана Зайцева туманна. По устоявшейся легенде их убили (замучили) в подвале Народного дома. Об этом писали:.
«Младшему брату Кронида – Вениамину удалось пробраться к окну подвала и заглянуть в него. Кронид и Леонид Зайцев были связаны друг с другом колючей проволокой и подвешены к крюку. Возле героев стояли японцы и белогвардейцы. Они пытали партизан.
Кронид молчал, а Зайцев был без сознания».

Всё это возможно, однако имеется несколько «но»…
В то время в Народном доме располагался штаб Оренбургской казачьей бригады.
Командир бригады генерал А.В. Зуев вспоминал, что здание было обнесено «проволочным загорождением в три-четыре ряда», кроме этого, вокруг дома имелись земляные укрепления. Казаки службу знали и на постах не расслаблялись, а потому трудно допустить, что ребёнку удалось как-то «просочится» мимо постов, патрулей, сквозь три-четыре ряда колючей проволоки и окопы, которыми в то время был опоясан Народный дом. А главное – в подвале окон не было. Поэтому эпизод с братом следует считать литературным вымыслом.

И последнее. В своих воспоминаниях А.В. Зуев несколько саркастически отзывался о сучанской милиции, а потому вряд ли их допустили в подвал дома, который занимал его штаб.
Как сказано выше, белые сообщили, что Кореннова и Зайцева отправили во Владивосток для суда. Но в тюрьму они не были доставлены, иначе об этом было бы известно. В то время в тюрьмах и лагерях для военнопленных не пытали и не расстреливали. Дело в том, что после выступления японцев в ночь с 4 на 5 апреля 1920 года, большевиками на мосту через реку Хор были зверски убиты сто двадцать пленных. Их выводили со связанными руками, разбивали кувалдами головы и сбрасывали в воду. Причём это преступление документально подтверждено не только белыми, но и красными.
Почти сразу об этом стало известно дипломатическому корпусу во Владивостоке, который потребовал от большевиков немедленно передать все тюрьмы и лагеря для военнопленных под охрану японцев. А потому с апреля 1920 года по октябрь 1922 года официально никаких пыток и расстрелов не допускалось ни со стороны белых, ни со стороны красных. Но те и другие легко обходили этот запрет. Красные пытали и расстреливали вне населённых пунктов, а белые непосредственно в городах и даже во Владивостоке. Так газета сообщала, что доставленные «…арестованные не регистрируются и не доставляются в тюрьму, а расстреливаются в застенках в Гнилом Углу и на высоте 83. На окраинах города находят трупы».

На Сучанском руднике находился японский гарнизон, а значит пытать или расстрелять Кореннова и Зайцева в пределах рудника белые не могли. Стало быть, ответ, что Кореннов бежал по дороге во Владивосток, может означать, только то, что его убили вне пределов Сучана.
Неспроста выше упомянут следователь Василий Захарович Шетько. Дело в том, что в сентябре 1921 года он участвовал в аресте руководителя партийной организации Сучана П.Ф. Стерленчука, который после ареста также бесследно исчез. Поэтому просматривается один почерк: арест и дальнейшая неизвестность.
Таким образом, Кронид Фёдорович Кореннов и Степан Селиверстович Зайцев пропали без вести между 10 и 21 марта 1922 года.

В конце шестидесятых годов прошлого века, примерно в сорока метрах от Дома Пионеров (бывшего Народного Дома), обнаружили скелет неизвестного человека. Вот как описывает это событие, в августе 1969 года, тогдашний председатель Секции бывших партизан города Сучана Пётр Васильевич Житяйкин:
«Мы все туда пошли и увидели, где этот скелет был найден. Местный житель, дом его расположен рядом с Домом пионеров, стал копать погреб. Углубился сантиметров на 80 и наскочил на скелет человека. Череп имеет два пулевых отверстия, на позвоночнике следы ожогов, ребра некоторые поломаны. Удивительно сохранилась мешковина, или рогожа, что-то в этом роде. Когда мы ушли на заседание, то вскоре сообщили, что обнаружили второй скелет. По нашему несомненному убеждению – это останки Коренного и Зайцева».
Однако, скелет был все же один. Экспертиза, проведенная в краевом управлении МВД, установила, что погибший был выше среднего роста, примерно 26-30 лет. На костях не обнаружили следов от колющих или огнестрельных ранений. Эксперт-профессионал, изучавший останки, не увидел ничего из того, что померещилось бывшему партизану. Могли эти останки принадлежать Кореннову или Зайцеву? Вряд ли. По возрасту подходили: Кореннову и Зайцеву было по двадцать два года. По воспоминаниям очевидцев Зайцев был среднего роста, а Кореннов, судя по фотографии, достаточно высок.

«Кореннов»

До сих пор в городе, где он жил и погиб, ведутся споры о том, как правильно звучала фамилия Кронида.
На городском сайте, один из весьма уважаемых в городе людей, даже позволил некорректные высказывания в адрес человека, который высказал мысль о том, что правильное написание фамилии Кореннов, т.е. с двумя буквами «н».
Существует несколько вариантов написания фамилии. На обороте фотографии, хранящейся в фондах Музея истории Партизанска, написано – «Кронид Коренных», на ме-мориальной доске, которая была установлена на Доме Пионеров – «К.Ф. Коренной». В пятнадцати шагах от упомянутой доски стоял бюст Кореннову, на котором была вмурована медная табличка, на которой красовалось имя – «К.Ф. Коренев». Несколько позже появилась литая медная табличка, на которой значилось «Кореннов». На мемориальной доске на бывшей автобазе он «Коренов» с одним «н». Откуда такое разночтение, непонятно.
А что говорят документальные источники и сохранились ли они? Да, такие документы имеются. Так, в Метрической книге Рудниковской церкви за 1919 год имеется запись, согласно которой мать Кронида участвовала в крестинах в качестве восприемницы и записана как Мария Кореннова, с двумя буквами «н».
Известный краевед А.А. Антонов обнаружил в городском архиве справку, в которой на печати «Горно-Сучанского батальона» стоит собственноручная подпись — «Председатель комитета Кореннов».
Такое написание следует считать совершенно верным, ведь глупо предполагать, что Кронид написал собственную фамилию не верно.
И третий официальный документ – это ксерокопия Свидетельства, в котором указано, что «Дано сие от Хабаровского технического железнодорожного училища Кореннову Крониду Фёдоровичу».
Итак, согласно имеющихся официальных документов, правильное написание фамилии — Кореннов.

Георгий Туровник,
г. Партизанск

Георгий Туровник

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории