Среда, 24 июля, 2024

Любовь, комсомол и… милиция

-

Совсем недавно, 29 октября, бывшие члены ВЛКСМ радостно поздравляли друг друга с Днём рождения этой, уже ушедшей в далёкое прошлое, всесоюзной молодёжной организации. А 10 ноября будет отмечаться другой советский праздник – День милиции. Можно ли перекинуть какой-то мостик между этими двумя, на первый взгляд несвязанными между собой, праздниками?

Безусловно, можно объединить смыслами День рождения комсомола и День милиции. В советское время по всей стране действовали ДНД – добровольные народные дружины. Их цели и задачи были прописаны в советских законах, в том числе и в Уголовном Кодексе РСФСР. Так причинение вреда народному дружиннику практически приравнивалось к нападению на сотрудника милиции. Государство поощряло участие населения в противодействии преступности и профилактике правонарушений. За участие в ДНД добавляли три дня к ежегодному отпуску.


В системе ДНД самым эффективным подразделением были ОКОДы – оперативные комсомольские отряды дружинников. Если в обычную народную дружину работник того или иного предприятия мог ходить всего один вечер один раз в месяц, то ребята – комсомольцы из ОКОД так горели идеей борьбы с преступностью, что занимались этим всё свободное время. Будучи студентом института в Уссурийске я тоже, уже с первого курса, оказался на несколько лет активным участником ОКОД, но в его особой форме.

В середине 80-х годов лидером ОКОД в Приморье был г. Находка, где общественник Суханов создал ОКБ – оперативный комсомольский батальон, который стал настоящей грозой преступников не только в молодёжной среде. В г. Уссурийске по инициативе сотрудника уголовного розыска Александра Шевчука из студентов ПСХИ и УГПИ тоже был создан подобный отряд с аналогичным названием — ОКБ. Он действовал при уголовном розыске ГОВД, самые активные его члены были оформлены нештатными сотрудниками УР, что повышало их правовые возможности. Городской комитет ВЛКСМ принял Положение об ОКБ г. Уссурийска и мы начали действовать, посвящая этой общественной работе всё свободное время, порой даже в ущерб учёбе.

У нашего ОКБ было несколько основных направлений работы, подобных подразделениям уголовного розыска: противодействие наркомании, борьба с кражами на городском рынка и в общественном транспорте, рейдовые мероприятия, помощь другим подразделениям ГОВД, например, ОБХСС. Сотрудники милиции ценили наше взаимодействие, так как члены ОКБ были «железнобетонными» свидетелями, которых было невозможно запугать со стороны криминала, и охотно ходили в суд, где давали показания по тем или иным преступлениям, в раскрытии которых они принимали участие.

Ядром ОКБ г. Уссурийска были студенты лесохозяйственного и агрономического факультета Приморского СХИ. Автор этих строк вёл у ребят и девчат из ОКБ специальную подготовку, состоящую из приёмов боевого самбо: задержание и сопровождение нарушителя, обыск и досмотр, защита от колюще-режущих и ударных предметов, огнестрельного оружия и прочее. За все годы работы ОКБ у нас не было трагических случаев нанесения травм членам ОКБ во время стычек с криминальными элементами, как правило, при их задержании. А вот у моих товарищей из другого молодёжного комсомольского отряда такое было.
Так на лесфаке был особый отряд по борьбе с браконьерством. Возглавлял его молодой преподаватель Брюховецкий, а членами его были около 30 студентов разных курсов. Однажды они проводили ночной рейд в окрестностях «Сахарухи» (микрорайон города) в пойме реки Раздольная. На нерест шла красная рыба и берега реки просто кишели браконьерами.

При задержании группы браконьеров из темноты на студентов неожиданно выбежала большая толпа местных жителей, которым ребята помешали нарушать закон, и жёстко избила членов оперотряда. Несколько студентов оказались в больнице, а Сергей Захаров даже в реанимации с тяжёлой черепно-мозговой травмой. Нападавших нашли, был суд, а парни из лесфаковского оперотряда срочно перешли к спецподготовке, начали интенсивно заниматься каратэ у известного в городе тренера Сергея Гарисовича П., даже невзирая на официальный запрет занятий по каратэ.

К слову, многие студенты лесохозяйственного факультета ПСХИ участвовали в предновогодней операции милиции под названием «Ёлочка». Целью совместного рейда было выявление незаконных порубок молодых хвойных растений – елей, пихт, кедров.
На КПП, при въезде в город, студенты в повязках ДНД или ОКБ останавливали грузовики с ёлочками, проводили визуальный осмотр на соответствие или несоответствие количества растений по имеющимся у водителя документам. Если возникало предположение, что ёлочек в кузове больше, чем это указано в документах, то производили полную разгрузку грузовика, порой ещё и с прицепом, для выявления незаконно срубленных зелёных красавиц. И, как правило, такая непростая перегрузка всегда оправдывала себя. Нарушителя отправляли на пост ГАИ к сотрудникам милиции, которые составляли административный протокол и направляли его в суд.

Боевая спецподготовка была актуальна для всех бойцов ОКБ, который был на острие общественного противодействия преступности и правонарушениям. Часто при задержании нарушителей приходилось сталкиваться с ранее судимыми гражданами, которые агрессивно вступали в противодействие, явно не желая вновь оказаться в местах лишения свободы.

Например, оказывая помощь ОБХСС в борьбе с «несунами» с Уссурийского ликёроводочного завода, мы нередко сталкивались с агрессивным поведением воришек и нужно было в темноте ночи держать, что называется, ушки на макушке, чтобы не получить подлый удар ножом в живот. Поэтому мы учились действовать решительно, жёстко пресекать противодействие, но в рамках закона.
Табельное оружие членам опербатальона, естественно, не полагалось, но и в этом деле мы нашли интересный выход. Наш куратор из уголовного розыска покупал в охотничьем магазине спортивные стартовые пистолеты, которые в тесном пространстве бахали очень даже хорошо, в темноте имели вид натурального пистолета и помогали нам подавать и звуковой сигнал о помощи, а иногда держать преступника под страхом применения «оружия». Выглядело порой всё это юмористически, но иногда очень даже помогало.

Был как-то случай на жд вокзале станции Уссурийск. Там орудовала группа молодых грабителей, снимали норковые шапки, забирали у подростков и женщин личные вещи, и мы принимали участие в рейдовом мероприятии. Один из членов ОКБ сидел в зале ожидания, как у него неожиданно из кармана выпал стартовый пистолет и по плиткам пола загрохотал на весь зал. Около 50 человек с удивлением повернули головы и с немым вопросом уставились на нашего бойца. Он спокойно засунул пистолет в карман и вышел из зала. Хорошо, что в этот момент никого из грабителей не было в зале, иначе бы наш паренёк «спалил» бы мероприятие.

Одним из интересных и сложных для нас направлений деятельности ОКБ была профилактика краж на городском рынке. Как известно, Уссурийск расположен на «перекрёстке» многих дорог, рядом с всегда многолюдным автовокзалом располагался знаменитый уссурийский рынок, где на выходных собиралось несколько сотен продавцов и покупателей, как из самого города, так и соседних районов. Рынок, как магнит, притягивал многочисленных жуликов – воров, профессиональных и начинающих карманников.

Опытные опера из угро научили нас отличать в толпе карманников по их характерному поведению и вести за ними слежку. Далее, к вору аккуратно подводилась девушка – член ОКБ, у которой в полураскрытой сумочке лежал специальный кошелёк со специальным красящим и несмываемым веществом – радомином. Девушка, как «ворона на базаре», ходила так, что карманник не мог не заметить аппетитно лежащего в её сумочке спецкошелька, заботливо приготовленного криминалистами ГОВД.
Злодей вытаскивал кошелёк, мы визуально всё это фиксировали, а далее он мог его открыть сразу, чтобы посмотреть добычу, отвернувшись от «жертвы», или отходил в сторону. Открывал кошелёк, засовывал в него свой любопытный нос и, бац, — громкий хлопок, алая краска летит в лицо и на одежду. Стреляющий кошелёк летит в сторону, преступник пытается бежать. А несколько рук уже крепко держат злодея, защёлкиваются наручники, на шум спешит или сотрудник угро в штатском, или наряд милиции, и вся компания движется в опорный пункт милиции для оформления очередного вора. А группа возвращается в толпу ничего не подозревающих граждан, чтобы защитить их кошелёчки от преступного посягательства.

Борьба с наркоманией силами ОКБ тоже была в сфере основной деятельности опербатальона. В середине 80-х годов кустарно приготовленные наркотики из конопли буквально заполонили Уссурийск. Несмотря на суровость уголовного наказания, «травка» и гашиш были повсюду: и в студенческой среде, и на дискотеках, и в притонах. Мы помогали сотрудникам милиции выявлять места произрастания конопли, организаторов нелегального производства наркотиков, притоны и прочее. И сами иногда приходили в ужас от масштабов этой беды, с которой ничего не могли поделать. Наркодиспансер был просто переполнен молодыми людьми.

Интересными для нас были участия в засадах или операциях милиции по поиску особо опасных преступников. Нам казалось, что в этом как раз и есть та милицейская романтика, которую многие студенты искали в рядах ОКБ. К слову, многие из ребят после окончания вуза уходили на работу в МВД, фактически являясь идейно стойкими и частично подготовленными сотрудниками. Почти все члены ОКБ могли составить протокол опроса задержанного, провести обыск и составить акт, провести осмотр места происшествия и тоже толково составить акт осмотра, не говоря уже об устойчивых навыках наружного наблюдения, задержания и безопасного сопровождения, и прочее. По крайней мере, когда я сам пришёл на службу в МВД, то мои практические навыки, полученные в ОКБ, весьма пригодились с первых дней службы – всё уже было знакомым.

Многие бывшие члены Уссурийского ОКБ затем долгие годы служили в милиции, как, например, Игорь Тараненко в Уссурийском уголовном розыске. А чего только стоит эпопея по направлению в угро одного из самых активных членов ОКБ Александра Огай. Даже имея от горкома комсомола «путёвку» в милицию, отдел кадров ГОВД отказывал ему в трудоустройстве. Оказывается ещё была в действии закрытая инструкция МВД и недопуске в оперативные службы милиции корейцев и других народов СССР, как якобы пособников врага. Мы, то есть руководство ОКБ, дошли до горкома КПСС, но устроили Александра в уголовный розыск.

Конечно, большинство сотрудников ОКБ не пошли работать в систему МВД, но навсегда сохранили тёплую память о своих комсомольских буднях в оперативном комсомольском батальоне. Одним из таковых в годы учебы на агрономическом факультете ПСХИ был Александр Кустов, известный ныне в г. Партизанске агроном и питомниковод. Александр в годы деятельности в ОКБ был решительным, отважным и очень ответственным комсомольцем. И таких ребят у нас было немало.

Однажды нас привлекли к засаде на одного странного, на наш неискушённый взгляд, маньяка.

Какой-то мужчина средних лет буквально терроризировал пожилых одиноких женщин в частном секторе в районе «Междуречье». По ночам он проникал в жилище и насиловал весьма престарелых и беспомощных женщин. Его видели и в районе вагонного депо, где он в ночное время суток подглядывал за работающими женщинами в окна служебных помещений, вероятно, пытаясь дождаться их выхода в темноту и, желая напасть на них. В общем, общественность начала шуметь, а сил милиции для перекрытия всего большого микрорайона в ночное время явно не хватало.
Наш отряд был разбит на несколько групп и по разным адресам члены ОКБ сидели в засадах. Преступник был замечен в повторных визитах по старым адресам своих преступлений, вот там-то и ожидали его, имея связь с сотрудниками милиции по рации.

Однажды насильник пришёл в один такой адрес, но наши парни его упустили по неопытности. Затем спугнули ночью на территории вагонного депо. Наглость насильника удивляла: он понимал, что за ним охотится милиция, но продолжал кружить по ночам в поисках добычи. А затем неожиданно пропал. Через несколько месяцев начальник уголовного розыска сообщил нам, что «наш» злодей был отмечен в пгт Архара Амурской области, где пытался совершать то же самое, но был пойман и этапом доставлен в Уссурийск.

Немало сил и времени заняли поиски другого маньяка, который изнасиловал малолетнюю девочку. Были известны его приметы и несколько недель сотрудники милиции вместе с нашими ребятами из ОКБ патрулировали улицы города, чтобы задержать злодея. Милиция направляла в ректорат института ходатайство с просьбой освободить от учёбы ряд студентов, членов ОКБ, для проведения совместных с ГОВД мероприятий. Злодей был задержан с участием наших ребят.

За период активного действия Уссурийского ОКБ было немало интересных случаев, достойных отдельного описания в жанре детектива. Через ОКБ прошло более ста молодых девушек и парней, не только студентов ПСХИ и УГПИ, но и работающей молодёжи, например, железнодорожного узла станции Уссурийск. Интересное было время. До позднего вечера или даже ночи мы были на разных мероприятиях милиции, а утром нужно было идти на лекции или семинарские занятия. И ничего – всё успевали.

Автор этих строк, будучи командиром ОКБ с 1984 по 1988 годы, от крайкома комсомола принимал участие во Всесоюзных слётах ОКОД, где участники активно делились своим опытом взаимодействия с милицией и выработке единой политики по профилактике преступности в молодёжной среде.

Несомненно, комсомол и комсомольские оперативные отряды являлись важной кадровой базой для советской милиции, направляя туда идейно подготовленных молодых людей. И Уссурийский оперативный комсомольский батальон был одним из таких передовых молодёжных отрядов.

С праздниками вас, бывшие комсомольцы и сотрудники милиции!
Действующим сотрудниками полиции – терпения и успехов в работе!

Владимир Хмелев

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории