Воскресенье, 25 февраля, 2024

Председатель ТОС «Мельники» Ольга Юдина: «Думай глобально, действуй локально»

-

В Приморье ныне в моде развитие ТОС – территориальное местное самоуправление. Этим делом занимается лично губернатор Приморского края Олег Кожемяко и мэры муниципалитетов. Дело доброе, полезное, давно ожидаемое. Автор статьи совершил поездку в село Мельники Партизанского городского округа, где встретился с председателем ТОС «Мельники» Ольгой Юдиной, членами Совета Валентиной Макаровой, Анной Задорожной. Интервью порой переходило в дружеский диалог, и мне кажется, что всё это было весьма познавательно для всех сторон нашей встречи.

Село Мельники является одним из отдалённых в Партизанском городском округе. Оно расположено среди тайги и сопок на удалении 30 километров от города Партизанска. Дорога до села занимает минут сорок неспешной езды — вначале по асфальту до села Авангард, а далее по грунтовке. В Мельниках и вокруг него чистый, идеально белый снег и какая-то другая тишина.
Встреча проходила в бывшей библиотеке в здании уже сильно постаревшего сельского клуба. Библиотека была оптимизирована, как ненужный власти элемент, но селяне сохранили все книги и книжные полки. Теперь в этом помещении заседание Совет ТОС, а жители села сами берут книги для чтения и сами их возвращают. Для современности это удивительно, но в Мельниках читают активно, охотятся за новинками литературы, но кто их туда завезёт, если официально библиотеки в селе уже нет. Если есть в городском округе добровольцы, готовые поделиться художественной и не только литературой с жителями села Мельники, то они этому будут очень рады, а редакция газеты «Время перемен» с удовольствием доставит книги в Мельники.

— Ольга, как Вы оказались в Мельниках?

— Мы с супругом с Сахалина, уехали в Арабские Эмираты, прожили там два года и поняли, что мы не хотим там жить, мечтали о детях и хотели их родить только в России. Мы жили в Дубае – мировой столице счастья, но это оказалось не наше счастье и мы приехали в Приморье. У супруга родители живут в городе Артёме, на Сахалин мы не хотели возвращаться. В Приморье мы катались, смотрели, искали, много мест объездили и абсолютно случайно один мужчина показал нам дорогу через Залесье. В тот год не было снега, а, проезжая через Мельники, увидели, что здесь лежит снег и очень, очень красиво.

Через какое-то время опять были в этих местах, подвезли мужчину и он стал нашим другом – Виктор Квашин, писатель. Он нам рассказал историю Мельников, Партизанского городского округа и нам что-то откликнулось. Мы попросили риелторов найти нам в Мельниках подходящий земельный участок, и уже через неделю участок был найден. Мы приобрели участок в лесу, где ранее была пасека, и купили дом в деревне. Пока строили дом в лесу на своём участке, жили в деревне. У меня уже было две девочки, а в Мельниках родила двух мальчиков. Так что у нас четверо детей.
Вот такая история нашего переезда. Это произошло девять лет назад.

— Как вас Мельники встретили?

— Очень понравился магазин. Там была такая интересная девушка – продавец, с такой пышной и длинной косой, красивая. Я зашла, смотрю, что есть фрукты, сыр, а алкоголя нет. Говорю: «Деревня, а алкоголя нет!» А она отвечает: «Вы что! Если мужик будет пить, то вся скотина сдохнет!» Я купила мандарины и бананы, выхожу к мужу и говорю: «Вот так деревня! Фрукты есть, а алкоголя нет!»
Жители села оказались доброжелательными, хотя здесь есть одна особенность: в дом тебя не сильно зовут. Здесь живут обособленно, это специфика, но это хорошая специфика. Ко всем относятся доброжелательно, но внимательно к своим хозяйствам. Людей встречают на пороге, общаются, а потом говорят: «Ну, чего стоим, пойдёмте чай пить!» Для меня это было такое открытие.

— А на Сахалине у Вас была городская жизнь?

— Я выросла в частном доме, а уже с мужем жили в городе. Для моего мужа Евгения это первый опыт, но хотели свой дом и нашли для него своё место. Теперь у нас комфортный дом, с тремя ванными комнатами, много солнца. И хотя у нас до сих пор нет сетевого электричества, муж всё сделал сам, он инженер. У нас солнечные панели и генератор. В ближайшее время будем оформлять подключение электроэнергии по программе «Дальневосточный гектар» и надеемся, что в скором времени у нас появится стабильное электроснабжение. Рядом с нами ещё есть ребята, которые взяли землю по программе «Дальневосточный гектар», так что, думаю, всё получится.

— Чем Ваша семья живёт на своём таёжном гектаре?

— У нас было большое хозяйство до КОВИДа. Мы перепробовали разводить, наверное, всех животных, каких только можно: и козы, и бычки и птица разная, в том числе и пчёлы были. Выращивали на полях, в теплице пробовали разводить клубнику. У мужа было большое рыбное хозяйство здесь в деревне. Он занимался форелью, осетрами в закрытой системе. Рыбу выводил из икры и в больших ёмкостях доводил её до больших размеров, и это было наше последнее направление, которое мы закрыли. Было сложно с работниками. Муж работает вахтовым методом, а с работниками текучка и был случай, когда в деревне выключили электроэнергию и часть рыбы погибла. Мы потеряли большое поголовье осетра, и это было очень жёстко.
Мы поняли, что многое попробовали, многое умеем и при необходимости сможем воссоздать нужное направление такого бизнеса. Сейчас осталась птица, но только для себя.

— Где реализовывали продукцию?

— Чаще всего среди знакомых во Владивостоке, Находке.

— А рентабельность? Ведь доставка во Владивосток или Находку стоит немалых денег.

— Да, логистика оказалась затратным делом и сложно доставить свежий товар. А в нашем городском округе нет необходимого потребителя, так как ценовая политика и финансовые возможности населения ограничивали продажу продукции в Партизанске. Пока мы остановили развитие сельского хозяйства и животноводства.

— Для местных жителей трудоустройство является проблемой?

— Является, но на словах. Вроде бы все нуждаются в работе, но найти работников сложно. Мужчины предпочитают разовые доходы, например, от корнёвки, заготовки леса, дров, но на постоянную работу практически никого не найдёшь.

— Почему? Мужчины заняты своим хозяйством или это образ мышления и жизни?

— Не могу, честно говоря, ответить на этот вопрос. Даже на какие-то непрофессиональные строительные работы мы не можем в деревне найти работников. Разовые работы – можно, а чуть более долгосрочные – нет. А у женщин свои хозяйства, помочь могут, а работать постоянно – нет. Все те, кто до нас пробовал в Мельниках открывать какие-то хозяйства, столкнулись с одной проблемой – нет работников. Хочу сказать, что это не только проблема Мельников, но и вообще современных деревень.
Трудоспособные люди уезжают в города, а в деревне остаются пенсионеры и немного тех, кто не может уехать. Из Владивостока к нам работать тоже не хотят ехать.
Вот мы строили дом и для профессиональных видов работ приглашали бригаду из Владивостока, и это оказалось невозможным из-за расстояния.

— Когда строили дом, то где покупали стройматериалы?

— Преимущественно в Находке. В Партизанске очень дорогие стройматериалы, здесь что-то по мелочи купить можно, но не более того. Например, фанеру мы везли из Владивостока и Артёма и это оказалось дешевле даже с доставкой.

— Сколько в Мельниках живёт человек?

— Прописано 350 человек, но фактически проживает меньше. Большей частью это пожилые люди, но есть и молодые семьи. Это и местные, и есть приезжие. У нас существует хорошая тенденция по переезду к нам новых жителей из городов. У нас есть немало новых семей, которые осознанно приехали в Мельники. Есть вынужденное проживание, а есть проживание как выбор. Так вот, тех, кто выбирают жить на земле, в последние годы стало больше.

— Раньше в фаворе был Тигровый, куда массово переезжали жители Владивостока, а сейчас Мельники?

— Нам тоже рекомендовали переехать в Тигровый. Мы там были, но нам не легло.

— Чем занимаются семьи, которые переезжают в Мельники?

— Детей растят, но, к сожалению, многие вскоре и уезжают после того, как дети достигают школьного возраста. С доставкой школьников из нашего села и обратно никаких вопросов нет, всё гарантированно, места в школе есть и даже в детском саду в Авангарде есть, но мы не смогли добиться, чтобы наших детей возили в садик. Родители возят своих детей в детский сад в соседнее село Авангард самостоятельно. Мы долго и активно работали над решением этой проблемы, пробовали разные варианты, но нет, не получилось.

— Какое в селе напряжение в электросети? 220?

— Нет, оно низкое и не соответствует качеству. Перебоев практически нет, только в период каких-то стихийных бедствия, а напряжение слабое. Обращались в ДРСК, приезжал главный инженер, а воз и ныне там.

— Что в Мельниках с медициной? ФАП работает (фельдшерско-акушерский пункт)?

— ФАП есть, там работает медицинская сестра на ставке фельдшера, как и было ранее. Она проживает в селе Авангард, так как у нас своих таких кадров нет. Мы обращались с городскую больницу с просьбой наладить у нас работу терапевта, педиатра, мы возмущались, а нам отвечали, что готовы помочь и предлагали нам самим найти специалиста, который будет оформлен про программе «Земский фельдшер» и ему дадут все причитающиеся деньги, и жильё выделят. Но к нам, к сожалению, медицинские кадры не едут. Мы пробовали искать: были и в медицинском колледже, и на Ярмарке кадров, и куда только мы не обращались, но никто к нам ехать не хочет и пока у нас нет специалиста. Но, тем не менее, все наши требования способствовали тому, что у нас открыт аптечный пункт, достаточно регулярно приезжают специалисты и началась диспансеризация. Жителей села организованно собирают, везут в городскую поликлинику на диспансеризацию и организованно привозят обратно. Это хорошо. Результаты анализов приходят в ФАП и после этого можно уже не бегать по врачам, а с результатами записываться, например, к терапевту. По сравнению с тем, что было — это уже неплохо.

— Работают ли в селе продуктовые магазины? Их ещё совсем недавно было два, а сейчас?

— Сейчас нет ни одного торгового магазина, все закрыты. Последний магазин был закрыт в сентябре прошлого года и мы, сельчане, всю зиму провели без продуктового магазина. Сейчас у нас есть потенциальный предприниматель из Партизанска, который планирует открыть магазин. Пока же мы два месяца «бодались» с ДРСК, которая никак не могла направить к нам инженера для подключения здания магазина к электроснабжению. На самом деле отсутствие продуктового магазина – это большая проблема. Люди за хлебом ходят пешком в село Авангард и обратно (11 км в одну сторону – авт.). В нашей WhatsApp-группе те, кто едут в город, принимают заявки на продукты, и привозят их. Так и жили зиму.

— Почта работает?

— Само здание как закрыли на ремонт, так почта и не работает. Она у нас мобильная, есть свой почтальон, которая приезжает, мёрзнет и в этом тоже проблема. Мы с нашим Советом ТОС тоже думали, где почтальону можно погреться зимой.

— Как решается вопрос со связью и Интернетом?

— В этой части у нас большие победы! А раньше были проблемы. Теперь у нас есть даже бесплатный WAI-FAI от Ростелекома. Передатчик висит на столбе около клуба и все желающие могут к нему подключаются. Это так называемое «устранение цифрового неравенства» для сельских территорий. Жители нашего села приезжают к этой точке раздачи бесплатного Интернета, сидят в машинах под столбом, дети там собираются. Но теперь ехать туда уже не обязательно, сотовая связь есть во всём селе.

— Какова судьба музея истории села Мельники?

— С музеем всё у нас хорошо. После ухода из жизни Н.И. Ковальчука музей не пропал, мы продолжаем его развивать. Раньше там был один зал, сейчас работают все залы. Мы там сделали отдельно комнату истории школы, жителей, Гражданской войны. Желающих приехать к нам на экскурсии очень много, но так как зимой музей вообще не отапливается, там очень холодно, то мы будем готовы принимать людей на экскурсии только с наступлением тепла.

— Переходим к вашему ТОС. Чья была идея о его создании?

— Идея была Натальи Владимировны Солоненко, на тот момент начальника Восточного отдела администрации ПГО. В 2019 году она предложила Олесе Томашевской создать ТОС, но та отказалась, а затем позвонила мне. Я на тот момент в селе была ещё новичок, правда, уже занималась с детьми, и я согласилась. Так же Наталья Владимировна предложила принять участие в программе «1000 дворов» и я быстро согласилась, так как сразу увидела в идее ТОС большие возможности.
Буквально через месяц мы сделали все документы и начали работать. Многое было непонятно, но это было интересно. Написали проект на спортивную площадку, защитили его и выиграли. Площадку построили.
Было много нового для нас, учились взаимодействовать с властью, доказывать, что нужно нам и почему это нам нужно. Первые сложности отношения с властью возникли при выделении земли для общественного сквера. У нас было своё видение этой идеи, а администрация ПГО видела это по-своему. Понятно, что всё это рабочие моменты, но, если бы мы во всём соглашались с властью, то добились бы немного. Благодаря настойчивости нашего Совета ТОС, его упорству, были реализованы все наши проекты.

— Как Вы думаете, почему чиновники сопротивляются?

— В начале были некоторые сложности, но сейчас чиновники стали открываться. Мы очень хорошо работаем с начальником организационно-территориального управления администрации ПГО Е.В. Толченициной. Многому учились вместе. Она прямо говорит: «Я не знаю, будем учиться вместе». Это нормальная ситуация, новизна всегда пугает. Приходится вместе учиться и это нормально. Сейчас многое изменилось в положительную сторону. Наш последний проект (беседка и ботаническая зона) мы вообще сделали хорошо, без особых сложностей. Очень хорошо помогает взаимовыручка и поддержка в нашей команде, то есть, в Совете ТОС.

— Сколько человек в Совете?

— Сейчас семнадцать — мы очень хорошо разрослись! Наш принцип: кто на сколько может, тот на столько и работает. У нас нет каких-то жёстких требований и обязательств, но это тоже порой вызывает острые дискуссии, так как на чьи-то плечи ложится больше работы, а на чьи-то меньше.

— Ваш ТОС занимается только благоустройством территории или ещё чем-то?

— Нет, я вообще за то, что ТОС – это не про малые архитектурные формы. ТОС — это люди! Это основа основ. 6 февраля я была на краевом форуме ТОС в г. Владивостоке, я уехала оттуда расстроенная. Там звучало, что ТОС – это детские площадки и прочее, но вообще не было сказано ни слова о том, что это, прежде всего, большие коллективы людей. К сожалению, на форумах не говорят о том, улучшилось ли в ТОС настроение людей, что изменилось в их отношениях.
Думаю, что важным моментом любого ТОС должна быть идеология. Чтобы уже в момент своего создания он имел какую-то идеологию, основную идею своей деятельности. Например, когда мы начинаем подготовку к какому-то мероприятию, то я спрашиваю: «А зачем мы это делаем? Какая в этом идея?» Так и в ТОС: должно быть чёткое понимание, зачем мы здесь собрались. Ответ на этот вопрос сразу решает другие многие вопросы и уходят ссоры, возникает видение, что нам делать и как. Решим главное — идею, остальные пункты уже пойдут по инерции.

— То есть, развитие села – это не только благоустройство?

— Нет, конечно. Если взять за основу только идею благоустройства, то ТОС быстро распадётся. Идею нужно питать.
Так, создавая какой-то объект, нужно понимать, что после его строительства за объектом нужно следить, ремонтировать, ухаживать. Например, при выборе объектов благоустройства это не должно быть решением одного человека. Такие вопросы нужно решать коллективно, это важно. Что касается благоустройства территорий ТОС – это тоже важно, но задача ведь стоит не разово влить деньги в Партизанский городской округ, а работать долгосрочно.

— Финансирование ведь может закончиться так же быстро, как начиналось.

— Да, так может произойти и тогда все построенные объекты могут оказаться такими же, как заброшенные пустые здания, мимо которых мы проезжаем. В самом объекте души нет, он мёртвый, и энергию и душу в него вливают люди. Соответственно, у ТОС должны быть идеи и носители этих идей люди.

— А если пойти другим путём?

— Каким? Администрация округа координирует деятельность ТОС с точки зрения административного ресурса: семинары, конференции, поездки, но не более того. Душу вливать в ТОСы они не могут и, наверное, даже не обязаны. Необходимы носители идеи ТОС, связанные между собой. Площадку для координации ТОС в Партизанском городском округе уже создали, но и этого мало.
— Мы создали эту площадку от Ресурсного центра ОО «Росток». В свою очередь, администрация создала группу в WhatsAppе, но я полагаю, что WhatsApp – это не та платформа для коммуникации, она закрытая для доступа других участников. А какой путь координации Вы видите?

— Это когда несколько активных председателя ТОС создают свою площадку коммуникации и начинают неформально взаимодействовать друг с другом на горизонтальных связях. Ездить друг к другу в гости, общаться Советами, проводить общие мероприятия. В принципе, в Мельниках вы уже это делаете. И при этом администрации городского округа нужно проводить мысль, что ТОСами должен заниматься заместитель главы, а не начальник управления. ТОСы – это уровень, как минимум, заместителя главы, не меньше, а остальные чиновники ему в помощь. Работу с ТОСами необходимо выводить на самый верхний уровень местного управления.

— С другой стороны, ТОСы – это часть некоммерческого сектора и этот сектор нужно развивать. Как правило, НКО (некоммерческие организации) имеют узкую направленность деятельности, а ТОС – это гораздо шире. К сожалению, в Партизанске деятельность НКО нулевая. Я не могу найти ни одного официально оформленного НКО, чтобы через них зайти на проекты. Есть ОО «Росток», но у них свои задачи и проекты. У нас с Любовь Павловной Самчинской хорошее взаимодействие, есть совместные проекты, но она одна! И она зачастую не имеет поддержки со стороны администрации ПГО. Поэтому необходимо развивать не только ТОСы, но и НКО. Нужно объединять людей в самых разных организациях и на основе различных идей.

— Как считаете, ТОСам в Партизанске есть куда двигаться, на кого смотреть?

— Да, есть ориентир движения, есть у кого брать опыт. Активно и давно с ТОСами работают во Владивостоке, Артёме, Уссурийске. Они с большим удовольствием налаживают связи, делятся опытом. Конечно, потенциал у движения ТОС есть, задачи понятны и, если в рамках этих задач двигаться, то можно хорошо развивать территорию городского округа. Вся большая Россия состоит из маленьких территорий и, если на этих территориях есть активные ячейки людей, то это будет сила. Это как семья и она должна быть крепкой.

Конечно, бывает и наоборот, когда тот или иной председатель ТОС разобщает людей, вносит разлад, разрушает коллектив единомышленников, утверждает, что он знает, куда всем нужно идти – такое, к сожалению, нередко есть. И тогда территория не сплотилась, а разобщилась и возникает очаг социального напряжения.
Важно, чтобы председатели ТОС, их заместители, понимали функцию ТОС, что он должен делать, зачем он нужен. Но почему-то пока главенствует идея, что мы «делаем детскую площадку».
Понятно, что это лучше, чем, если не было ничего, но образ мышления председателей и заместителей ТОС должен быть шире, чем детская площадка.

— Известно, что в Администрации Президента РФ уже готов проект реформы местного самоуправления, в обществе идут дискуссии его отдельных направлений. Есть надежда на то, что государство начнёт обратный процесс – поддержку малых городов, провинции, их развитие, привлечение людей в сёла, на землю. Помните, ещё несколько лет назад доминировал проект по созданию в России восьми огромных городов – агломераций, которые должны были втянуть в себя всё население из провинций? Сегодня, вероятно, поняли, что это не правильно, что нужно не забрасывать, а развивать малые города и сельские территории. Это радует и даёт надежду на развитие.

— Я вижу, что сегодня на территориях просто некому воплощать новые законопроекты в жизнь – такой управленческий потенциал в муниципалитетах. В России сначала нужно сформировать общий понятийный аппарат, способный проводить новые реформы. Как это сделать – не знаю. Необходимо возвращать планирование по «пятилеткам», определять стратегии и достигать их. Пока на уровне наших Мельников невозможно заниматься экономикой, развивать собственную налогооблагаемую базу, так как все собранные средства уходят в общий бюджет городского округа и обратно в село не возвращаются.

Если в селе проживают работающие люди, то их налоги должны работать на их территорию. Такой подход формирует мотивацию в работе. Современная система налогообложения и структуры бюджетов не направлены на развитие территорий. Ну, это так, в общем. Хотя, как говорят, думай глобально, а действуй локально. Требуется вовлекать людей в процесс принятия управленческих решений. Когда жители с калькулятором в руках все вместе считают, сколько стоит тот или иной проект, как его реализовать, то они начинают понимать основы муниципальной экономики, делают реальные выводы и уже не так критикуют власть за бездействие. Власть должна понимать, что, если люди вовлечены в процесс решения проблемы, то они уже не так шумят.

— Какие у Вас есть пожелания начинающим ТОСам?

— Первое. Не бояться, что может не получиться. Ошибок не бояться, препятствий. Смело идти к поставленной цели. Не бояться кабинетов, ярлычков. Никакой чиновник не заинтересован так, как человек на своей территории. Некоторые чиновники думают, что это они решатели судеб и находятся на своих должностях вечно. Но они приходят и уходят, а территория остаётся, поэтому кто здесь главный?
Второе. Всегда обращаться к успешному опыту. То есть, не замыкаться в себе, а искать успешный опыт. По любому проекту, который хотят реализовать в ТОС, уже есть успешный опыт.
Третье. Работать на сплачивание своей команды. Сразу закладывать в развитие ТОС идеологию. Ответ на вопрос «зачем» и является той идеей, которая будет сплачивать людей в ТОС. Поднять людей с дивана и взять ответственность за свой дом, свою территорию на себя, за своих детей, за всё, что происходит вокруг – это сложный процесс, и это идеология. Тогда за каждой идеей развития территории будут стоять реальные люди и их действия. Важно вывести людей из зазеркалья, что тут все плохие, жизнь у нас такая плохая, нет в России того или этого.
Когда ТОС вовлекает людей в обсуждение вопросов территории, то они поднимают людей с дивана.

— В «ТОС Мельники» все радостно приветствуют Ваши инициативы?

— Нет. Нужно подходить здраво: есть иллюзия, есть реальность. Люди все разные, и, если ТОС в своём основном костяке будет стремиться к тому, чтобы всем нравиться, то всё направление деятельности ТОС может пойти не туда.
Поэтому при принятии решения мы принимаем какой-то процент негативных отзывов и это нормально. Конечно, при принятии какого-то решения мы обсуждаем с позиции медиков — «не навреди», а приняв решение начинаем его выполнять.
В начале деятельности ТОС у нас был большой процент конфликтующих жителей села, были те, кто воздерживались и небольшая группа активистов. Сейчас процент конфликтующих стал значительно меньше, практически уже никто нас не ругает. Вначале были недовольства, даже ссоры, но все учились жить в новых условиях, и даже выражаться в группе люди учились. Сейчас, если кто-то по какой-то причине позволит себе негативное высказывание в социальной группе нашего села, то на него сами жители оказывают воспитательное воздействие.
Сегодня наше село сплотилось значительно лучше, чем это было пять лет назад. Мы проводим праздники, поздравляем всех с днем рождения, а любимый у всех праздник – это 1 июня. Раньше мы поздравляли только детей, а сегодня мы поздравляем всех, потому что у всех есть дети. Все радуются, как дети!
Мы сами проводим мероприятия и тщательно готовимся к ним, активно сотрудничаем с работниками культуры. Сейчас на 24 марта готовим большой праздник Масленицы в нашем сквере.
У ТОС много работы, но это очень интересно!

«Мы видим, что механизм ТОС действительно стал эффективным. На старте у нас было порядка 140 ТОСов и 30 инициативных групп, а сейчас это уже 475 территорий общественного самоуправления – в три раза больше, и 240 инициативных групп – рост в шесть раз! Да, это требует финансового обеспечения, но мы увеличиваем бюджеты на эти цели. Например, в 2022 реализовано 97 проектов на 66 миллионов рублей, а в 2023 – 319 проектов на 280 миллионов рублей. И мы продолжим эту работу».
Олег Кожемяко, губернатор Приморского края

Владимир Хмелев

Поделитесь

Последние новости

Популярные категории